Послевоенное время. 1940-е-1950-е годы в Электрогорске.

В первый послевоенный год напряженное положение оставалось с продуктами и товарами первой необходимости, которые по-прежнему выдавались по карточкам. На рынках продукты и товары первой необходимости большинству населения были, как говорят, не по карману. Главным событием жителей Электропередача в 1946 году была подготовка к преобразованию поселка в город. Вопрос наименования города решался не сверху, а непосредственно с людьми. Поступали различные предложения, среди которых предлагалось назвать город именем инициатора и руководителя строительства электростанции и поселка Электропередачи Р.Э. Классона - город «Классон».


3c7e65f80b86b65a80d7630df34849c512801024_c3fa8_c7a72_538312e8.jpeg



В то время у в поселке работало два крупных предприятия союзно-республиканского значения - ГРЭС -3 им. Р.Э. Классона и Торфопредприятие им. Р.Э. Классона. Эти предприятия имели крупные подсобные хозяйства с посевной площадью 413 гектаров и животноводческие фермы. В поселке имелось две сапожных мастерских, две пошивочные, одна парикмахерская, три школы, пять детских садов и яслей, клуб на 730 мест и шесть Красных уголков, одна больница на 140 коек, поликлиника с двумя врачебными участками, одиннадцать здравпунктов, работало одиннадцать столовых, хлебозавод производительностью 250 тонн в месяц. Жилой фонд поселка состоял из частного сектора и домов, принадлежащих предприятиям. Таких домов было 379, жилая площадь их составляла 56 315 квадратных метров. На ней проживало 13 447 человек. Остальное население проживало в четырехстах домах частного сектора. Общая протяженность улиц равнялась 7,64 километра. Население поселка Электропередача насчитывало 14,5 тысяч человек. Исходя из всех этих характеристик, экономической справки о поселке и решения Московского Областного Исполнительного Комитета 3 марта 1946 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял Указ «О преобразовании рабочего поселка Электропередача Павлово-Посадского района Московской области в город районного подчинения»:


«Преобразовать рабочий поселок Электропередача Павлово-Посадского района Московской области в город районного подчинения, присвоив ему наименование - город ЭЛЕКТРОГОРСК.» Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР Н.М. Шверник. Секретарь Президиума Верховного Совета РСФСР П.В. Бахмуров. Москва 25 апреля 1946 года.


f99076cd264c2038be657979d1a93b9012801024_c3d36_1220f4_538312e8.jpeg



Первым председателем горсовета стал Александр Логинович Зотов.

В 1944 году при ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона начал функционировать вечерний техникум. В техникуме училась рабочая молодежь электростанции по двум основным производственным направлениям: теплотехника и электротехника.

В 1946 году начала работать вечерняя школа рабочей молодежи. Занятия проходили в вечернее время в школе 15 (бывшее здание Опытно-показательной школы). Занятия проходили четыре дня в неделю: понедельник, вторник, четверг, пятница, с семи часов вечера, в течение 4-х учебных часов. Работа клуба им. Ленина планировалась с учетом учебы рабочей молодежи в вечернее время: понедельник - выходной день; остальные дни с полным набором приятного времяпрепровождения жителей города Электрогорска, включая показ кинофильмов и других представлений. Танцевальными днями были дни, свободные от учебы рабочей молодежи: среда, суббота и воскресенье.

Городским Советом Электрогорска совместно с ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона и Торфопредприятием им. Классона был составлен первый генеральный план развития города.

Охлаждающая способность озер электростанции по температурному режиму была на пределе их возможности в летние времена. В 1946 году начались работы по расширению ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона. Проектом предусматривалось установка трех котлов с давлением 120 атмосфер, с общей выработкой пара 198 тонн в час, установка турбины высокого давления мощностью 13000 киловатт. Особенность турбины - пар после турбины возвращается в котлы высокого давления для вторичного перегрева до температуры 375° С, а затем направлялся для работы в существующие турбины низкого давления 2, 3, 5, 6. Эта энергетическая надстройка получила название «Блок высокого давления». Все оборудование было немецким, привезенным по репарации из Германии.


b96897070d0c26179a17d0b59485c3c012801024_1838a0_1ec017_538312e8.jpeg



Строительные работы начались с демонтажа котлов 12,14, на месте которых планировали посторить химводоочистку. Включение в эксплуатацию химводоочистки обеспечивало их возможностью работы на химочищенной воде неограниченное время. Котлы 13,15 также демонтировались после ввода в работу химводоочистки. До этого времени они выполняли функции котлов-испарителей. На месте котлов 13,15 предусматривалось смонтировать бойлерную и РОУ 17/4ата, для нагрева воды для всех нужд электростанции: душевых, бань, теплоснабжение города, деаэраторов.

Ввод блока высокого давления поднимал на новый технический уровень эксплуатацию и ремонт энергетического оборудования. Именно на ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона впервые внедрялись в нашей стране параметры пара высокого давления: Р=120 ата и Т= 475° С. Такой скачок от 17 ата до 120 ата требовал наличия более квалифицированного персонала на электростанции. В подготовке квалифицированного персонала большую роль играл вечерний техникум при электростанции.

После демонтажа котлов 13, 15 на электростанции осталось шесть однотипных котлов типа «Гарбе». Котлы 16,20,21 работали на кусковом торфе с добавлением фрезерного торфа. Котлы 17,18.19 работали на чистом фрезерном торфе. В ночные смены останавливались один или два котла в связи со снижением электрического графика. Эти остановы использовались для расшлаковки топок котлов. На всех котлах кочегарам выплачивали премию за конкретные показатели работы: температура уходящих газов, экономичный режим ведения сжигания торфа, наличие горючих в золе и шлаке, расход электроэнергии. На кусковых котлах платили премию и за процент сжигания фрезерного торфа. Каждый кочегар старался как можно лучше выполнять стимулирующие показатели работы.

Ввод блока высокого давления был оформлен в первых числах 1950 года. Наладчики выполнили свои обязанности, и теперь кочегары должны самостоятельно работать на котлах высокого давления.

В 1951 году было построено новое кирпичное здание школы 15. Старое деревянное здание школы использовалось под вечернюю школу рабочей молодежи. За эти два года на улице Сталина построили три двухэтажных дома квартирного типа. Дома были построены из местного материала, шлакоблочные кирпичи делались из шлака и цементного раствора и проходили термическую обработку паром. Кроме цемента все было свое, шлак из-под котлов электростанции, пар тоже с электростанции. Двухэтажными домами из шлакоблочных кирпичей застраивалась и улица Советская. Строительство домов велось собственной строительной организацией электростанции, перешедшей из строительного управления, которое вело строительство по расширению электростанции. В дальнейшем, строительная организация стала называться «Строительный участок ГРЭС -3 им.Р.Э. Классона».

В это время директором ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона работал Богаченков Виктор Иванович. Секретарем парткома ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона в 1953 году был Троицкий Александр Петрович. Председатель профсоюзного комитета электростанции - Михеев Петр Григорьевич.


5a1182b5d70c5d9f2ba0a3291ed98c8d12801024_18389e_c57f3_538312e8.jpeg




В этот период активно велись работы по сооружению дамбы, которая перекрывала скворцовские буферные водоемы с целью прекращения утечки воды из водоемов в сторону речки Жаровка. Для сооружения этой дамбы проложили узкоколейную железную дорогу, по которой вывозили со станции золу и этой золой отсыпали дамбу. Зольщики вручную перекатывали вагонетки с золой и порожняком от одного торца здания до другого. Работа зольщиков была очень тяжелая и пыльная. При заполнении вагонеток помещение заполнялось зольной пылью и золыцики целиком были покрыты этой пылью. Сухое золоудаление, низкий коэффициент полезного действия золоуловителей, установленных на котлах способствовали большому выбросу золы в атмосферу и по этой причине в зимнее время снег на станции и за ее пределами был черным. Сооружение дамбы полностью закончили в 1954 году, с выходом ее на скреперский суходол, утечка воды из скворцовских водоемов прекратилась. Дамба полностью не решила вопрос надежного обеспечения электростанции водой, и на озерах в дальнейшем проводились другие мероприятия.

В 1955 году Центральный комитет партии принял постановление о направлении в сельское хозяйство тридцати тысяч членов партии с промышленных предприятий.

Во второй половине 1955 года на электростанции произошла авария с остановом турбины 4. После осмотра и обсуждений было решено не вскрывать турбину и произвести ее запуск с включением в работу. На пятиминутке, так обычно называли короткое оперативное совещание перед вахтой, все были предупреждены о предстоящем включении в работу турбины 4. Примерно в 16 часов 30 минут начался пуск, все шло хорошо, и вдруг резкий подъем давления . Начальники во главе с главным инженером электростанции обвинили машиниста в экстренном останове турбины. Повторного пуска не было. После вскрытия турбины все убедились, что машинист турбины был прав. Первые три ступени рабочих лопаток на обоих роторах турбины были повреждены. Останови турбину несколько позднее, повреждение лопаток следующих ступеней было бы вполне вероятным.

Руководство электростанции и Мосэнерго обратились в Энергетический инсти­тут с просьбой дать рекомендации по дальнейшей эксплуатации турбины. На электростанцию приехал видный ученый по турбинам. Он осмотрел состояние турбины после аварии, характер разрушения трех ступеней и предложил убрать разрушенные лопатки и собрать турбину для дальнейшей работы. Через несколько дней он сделал необходимые расчеты, установил номинальные параметры пара, давление и температуру пара перед турбиной. Порекомендовал обратиться на Ленинградский турбинный завод с просьбой изготовления новых роторов и как бывший работник этого завода обещал содействие. Причина аварии заключалась в том, что работали с роторами, значительно перешедшими гарантийный рубеж работы по времени.

Осенью 1955 года работать главным инженером на ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона приехал Регентов Тимофей Пантелеевич. Под его руководством продолжались работы на озерах циркуляционной системы электростанции. На первом и четвертом озерах увеличивались размеры островов, чистили берега, заросшие травой и тиной. Скворцовские водоемы чистили с помощью земснарядов, которые откачивали воду с грунтом за пределы берегов озер. Заросшие травой озера чистили травоядные рыбы. В озера запускали толстолобиков, белого амура.

В 1955 - 1956 годах Строительный участок ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона, не прерывая строительство жилых домов, проводил работы на электростанции по сооружению гидрозолоудаления. Проектом предусматривалось на котлах высокого давления вместо золоуловителей - мультициклонов установить скруббера, с которых зола смывалась водой и направлялась по специальному желобу в багерную насосную. Первым котлом, переведенным на мокрое золоулавливание, был котел 24. Коэффициент полезного действия скрубберов практически был около 100%. Уходящие газы (дым) из дымовой трубы котла 24 отличался по своему внешнему виду белизной и чистотой. Весной, когда температура на улице имела достаточно положительную величину, белизна дыма исчезла, и многие решили, что скруббера не работают. Летом 1957 года и другие котлы были переведены на мокрое золоудаление. И уже зимой снег вокруг электростанции оставался практически белым, а не как раньше черным. В зольной работало стало работать всего два дежурных по гидрозолоудалению в смену, вместо 10-12 как ранее. Условия их труда были несопостовимы как по затратам физического труда, так и состоянию воздуха в зольном помещении.


b96897070d0c26179a17d0b59485c3c012801024_1838a0_1ec017_538312e8.jpeg



В начале пятидесятых годов на Волге строились и вводились в эксплуатацию мощные гидроэлектростанции, высоковольтные линии электропередач 500 киловольт, по которым электроэнергия подавалась в московскую энергосистему. Среди отдельных руководителей министерства энергетики и электрификации высказывалось мнение о закрытии мелких, неперспективных электростанций, в числе которых была и ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона. Руководство электростанции было обеспокоено этими разговорами и искало возможности не допустить закрытия. Было принято решение обратиться к Глебу Максимилиановичу Кржижановскому. По состоянию здоровья он принял делегацию у себя на квартире. При участии Г.М. Кржижановского было принято решение о создании на базе ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона комплекса крупномасштабных установок - стендов для экспериментального исследования неядерных проблем разработки и эксплуатации оборудования Атомных электростанций - АЭС с водоохлаждаемыми реакторами. В этом же году на электростанции быстрыми темпами начались работы по созданию экспериментальной исследовательской лаборатории - ЭИЛ. Для размещения экспериментальных стендов ЭИЛ определили помещение котельной 1. Первоначальными работами были: демонтаж котлов 20,21, перенос различных трубопроводов, разбивка в необходимых местах кирпичной кладки стен и перегородок. Все работы выполнялись собственными силами, за исключением разбивки кирпичных стен и перегородок. Для разбивки стен и перегородок пригласили подрывников. Подрывные работы проводились в ночное время. Первый взрыв был произведен в смену с 0 до 8 часов утра, при сниженной нагрузке на турбогенераторах. Все было тщательно подготовлено и проверено. Машинисты котлов, турбин и дежурные главного электрического щита управления были проинструктированы с учетом возможных последствий. Весь остальной персонал на время взрыва был по возможности удален на значительное расстояние от первой котельной. Прогремел взрыв, здание как будто вздрогнуло, никаких неприятных последствий от взрыва для оборудования и помещений не было. Подрывники произвели еще несколько взрывов в других сменах.


1f4da4493e5dfdbf60e2cd664912f7b812801024_1838a1_ecdc7_538312e8.jpeg



В самом начале 1957 года большая группа инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих электростанции перешла работать в ЭИЛ. Первые экспериментальные стенды были введены в эксплуатацию 7 марта 1957 года - через три года после пуска первой в мире АЭС и за семь лет до ввода в эксплуатацию 1-го блока Нововоронежской АЭС. Первоначально ЭИЛ входила в состав ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона и подчинялась, как и другие подразделения, директору и главному инженеру электростанции. Работники ЭИЛ наравне с работниками ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона пользовались всеми социальными возможностями электростанции. Впоследствии ЭИЛ стала самостоятельной лабораторией с подчинением Энергетическому институту им. Г.М. Кржижановского Академии наук СССР. ЭИЛ вносила свой вклад в строительство жилых домов, детских дошкольных учреждений и по взаимной договоренности с ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона, принимала участие по выполнению отдельных работ в их содержании. Коллектив ЭИЛ пополнялся молодыми и опытными инженерами, некоторые из них по вечерам преподавали в вечернем техникуме, что положительно сказывалось на уровне квалификации преподавательского состава вечернего энергетического техникума.

В середине пятидесятых годов на электростанции проводились большие работы по модернизации оборудования, внедрению новой техники, механизации и автоматизации технологических процессов на тепломеханическом оборудовании. Механизация и автоматизация предусматривали повышение надежности и экономичности работы оборудования и сокращение численности эксплуатационного и ремонтного персонала. В течение нескольких лет были упразднены должности водосмотров на котлах высокого давления, дежурных на деаэраторах, дымососах, мельницах. С заменой на котлах ленточных питателей на скребковые питатели, упразднили рабочие места дежурных на питателях. В разгрузочном сарае торфоподачи были заменены трясуны перед элеваторами на скребковые питатели. В связи с демонтажем котлов 20, 21 и ликвидацией оборудования топливоподачи котельной 1 упразднились рабочие места: машинистов котлов, мотористок и шуровщиков торфа в бункерах. В 1956 году на электростанции для разгрузки торфа из вагонов была установлена торфоразгрузочная машина вертикального типа, что облегчило условия работы разгрузчиков торфа и их сокращение.

В начале 1957 года объединили котельный цех и цех топливоподачи. Вернее, в состав котельного цеха вошел цех топливоподачи. В связи с этим объединением инженерно-технические должности топливоподачи были упразднены, а в сменах были введены должности старших элеваторщиков.

Зимой 1953-1954 годов на электростанцию поступал торф с высокой влажностью. Для устойчивого горения торфа в топках котлов требовался мазут для подсветки, которого явно не хватало. Двух подземных бака емкостью 90 и 180 тонн было недостаточно, и в течение осенне-зимнего максимума 1953-1954 годов, электростанция неоднократно находилась на грани большого снижения выработки электроэнергии. Было принято решение по расширению мазутного хозяйства с установкой двух баков емкостью 350 тонн каждый и дополнительно двух насосов для подачи мазута к котлам. В 1956 году работы по расширению мазутного хозяйства электростанции были закончены. Мазутное хозяйство располагалось непосредственно на территории электростанции по правую сторону дороги напротив кабельного канала к ОРУ ПО киловольт (напротив: автотранспортного цеха, здания механической мастерской и напротив угла здания котельной 2). Ввод двух мазутных баков емкостью по 350 тонн повысил надежность и устойчивость работы котлов электростанции.

Совместными усилиями ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона и Торфопредприятия им. Классона перенесли перегрузочную площадку торфа из вагонов широкой колеи в вагоны узкой колеи (павловский тупик) и склад горюче-смазочных материалов Торфопредприятия. Эти опасные в пожарном отношении объекты были сооружены на значительном расстоянии от улицы Советская и рабочий поселок с левой стороны от железной дороги на Павловский Посад. На отведенной территории построили подъездные железнодорожные пути широкой и узкой колеи, железобетонную эстакаду для одновременной разгрузки торфа из двадцати железнодорожных вагонов. Торф в эти годы поступал с повышенной засоренностью мелкими пнями, что способствовало еще большему зависанию его в бункерах котлов. Применялись различные способы механической сбивки зависшего торфа: воздушные мешки, подвешенные металлические листы с вибраторами и другое. Все методы механической сбивки торфа не устраняли ручную сбивку торфа в бункерах, и по-прежнему ручная сбивка торфа с применением длинных металлических пик очень часто применялась.

В результате проведенных работ по модернизации оборудования, внедрению механизации и автоматизации на тепломеханическом оборудовании и других работ сократилась численность работающих, с 1344 человек в 1950 году, до 875 человек в 1960 году.


b6aebe8432df35dc77d750d251b9be5612801024_18389f_3ba69_538312e8.jpeg




В это время в городе Электрогорске работали две средних школы, одна семилетка, вечерние энергетический и торфяной техникумы, два клуба, благоустроенный больничный городок с хорошими корпусами и двухэтажным домом для врачей. Производились работы по осушению последних болот на территории Электрогорска между больничным городком и железнодорожной станцией, где началось строительство жилых домов на улице им. Классона; микрорайон Советской улицы, между первым рядом двухэтажных домов и железной дорогой широкой колеи, где уже строился двухэтажный дом.

В 1956 году началось строительство городской канализации со строительством в городе пяти насосных станций для перекачки фекальных вод в сторону гатского болота. С вводом городской канализации прекратились стоки фекальных вод по открытым спускным канавам: от микрорайона улицы Ленина, Комсомольская, Пионерская вдоль узкоколейной железной дороги; от микрорайона Советской улицы и больничного городка в сторону гатского болота. С вводом городской канализации значительно улучшились санитарные условия в городе. На улицах город строились пешеходные тротуары, бордюрные блоки изготавливали собственными силами, тротуары вначале засыпали золой, а спустя некоторое время асфальтировали. На улицах сажали молодые липы и клены. Все эти работы выполнялись силами и средствами ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона. Строительный участок электростанции вел большие работы в городе и на промышленных объектах ГРЭС. Общий средний объем освоения строительным участком капиталовложений в год составлял ~ 5000 тысяч рублей, в том числе ~ 2000 тысячи рублей на жилищное строительство. Ежегодно вводилось ~ 1500 квадратных метров жилой площади. На торфопредприятии им. Классона, в связи с выработкой основных торфяных массивов, приступили к использованию бывших карьеров гидроторфа для добычи фрезерного торфа. Для этого коллектив торфопредприятия провел колоссальную работу по сбросу воды, корчевке пня и подготовке полей.

Благодаря повторной добыче торфа на бывших карьерах гидроторфа ГРЭС-3 им. Классона получила сотни тысяч тонн дешевого местного топлива. Коллектив торфопредприятия творчески работал над перспективой дальнейшей работы предприятия. Были открыты и освоены новые площади добычи фрезерного торфа. Изысканы новые торфомассивы в Покровском районе Владимирской области и организован новый торфяной участок – Ляпино. В эти годы на Торфопредприятии была проведена значительная механизация добычи фрезерного торфа с созданием и применением различных машин: фрезбарабаны, бровкорезы, пнесобиратели, корчеватели, уборочные машины торфа из валков в штабеля. Численность работающих на Торфопредприятии снижалась более быстрыми темпами, чем на электростанции.

Население города Электрогорска росло, но предприятий оставалось по-прежнему два: Торфопредприятие им. Классона и ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона. Они не могли обеспечить работой всех трудоспособных жителей. Многие электрогорцы вынуждены были поступать на работу на фабрики и заводы соседних городов: Павловский Посад, Ногинск, Электросталь и др. Большинство устраивались на фабрики и заводы Павловского Посада, затрачивая каждый день много времени на дорогу. Расписание пассажирских поездов по возможности составляли с учетом начала и окончания рабочего дня на фабриках и заводах Павловского Посада, что являлось положительным фактором в общем количестве неудобств.

Многие выпускники техникума уезжали работать по специальности в различные города Советского Союза: Симферополь, Севастополь, Харьков, Минск, Воркута, Хабаровск, Фергана, Калининград, в Тульскую область и в другие места. Руководители Городского совета, руководство ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона и Торфопредприятия им. Классона на протяжении ряда лет настойчиво добивались строительства новых предприятий в Электрогорске.

В конце 1956 года в Электрогорск приехали председатель ВЦСПС (Всесоюзный центральный союз профессиональных союзов) Виктор Васильевич Гришин и министр Энергетики и Электрификации СССР Алексей Сергеевич Павленко. Социальная сфера города, наличие источника тепла - электростанция, хорошая железнодорожная и автомобильная связь с главными железнодорожными и автомобильными магистралями, а главное свободная рабочая сила, убедили руководство ВЦСПС и Минэнерго в необходимости строительства новых предприятий в городе Электрогорске. Их приезд в значительной степени повлиял на то, что уже в 1958 году началось строительство мебельной фабрики.

В пятидесятые годы ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона неоднократно и настойчиво добивалось передач железнодорожной ветки до Павловского Посада в ведение и на баланс Министерства путей сообщения (МПС). МПС выдвигало одно условие за другим - переложить легкие рельсы на утяжеленные, построить через реку Клязьма железобетонный мост, заменить пятнадцать тысяч шпал.

В феврале 1956 года состоялся XX съезд КПСС, на котором рассматривался вопрос культа личности Сталина. По всей стране демонтировали памятники Сталину, менялись названия городов и улиц. Город Сталинград переименовали в город Волгоград. В Электрогорске в 1956 году был демонтирован на центральной площади памятник Сталину. Улица Сталина была переименована и стала называться улица Ленина.

До 1956 года на электростанции все мужчины имели право уходить на пенсию с 60-ти лет, а женщины ‑ с 55-ти лет. С 1956 года многие имели право уходить на пенсию: мужчины ‑ с 55-ти лет и женщины ‑ с 50-ти лет, если они отработали необходимый стаж на работах с тяжелыми и вредными условиями труда. В 1957 году дневные рабочие и служащие ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона стали работать в субботу без перерыва на обед с 8-ми до 14-ти часов. Сменный персонал в этих условиях имел переработку по балансу рабочего времени в месяц не менее одного дня. Этот день они использовали в необходимых для себя случаях. За сокращением субботнего рабочего дня на 2 часа, последовало более существенное сокращение рабочего времени, в стране начался переход на семи часовой рабочий день. Рабочий день на электростанции установили следующий - начало рабочего дня ‑ 8 часов, перерыв на обед ‑ 12 часов, начало работы после обеда ‑ 13 часов, окончание рабочего дня ‑ 16 часов. Такой распорядок рабочего дня не устраивал, т.к. много сотрудников не успевали сходить домой пообедать. Было принято решение удлинить время на обед до 1 час. 15 мин. и удлинили рабочий день до 16 час. 15 мин. Продолжительность рабочего дня в субботу по-прежнему осталась 6 часов.


f615ed0de90895beb785d63dce2744a712801024_1838a2_f19b8_538312e8.jpeg




Сменный персонал перешел работать на новый график. Если до этого каждая смена имела всегда выходной день в определенный день недели (воскресенье, вторник, пятница), то теперь рабочая неделя у сменного персонала стала восьмидневная, и выходные дни приходились на разные дни недели (по календарю). Если до этого перехода одна смена постоянно работала в субботы с 16 до 24 часов, и все остановы оборудования на воскресные дни приходились на эту смену, другая смена постоянно работала в понедельники с 0 до 8 часов и пускала оборудование к утреннему подъему электрической нагрузки. Показатели работы конкретных работников в этих сменах ухудшались и ухудшались показатели работы всей смены. По показателям работы конкретным работникам ежемесячно выплачивалась премия, а по показателям работы смен определялись передовики социалистического соревнования в кварталах с определенной выплатой премии работникам смены. Переход на новый график работы сменного персонала поставил в этом отношении все четыре смены в равные условия.

ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона без ущерба для производства перешла на пятидневную рабочую неделю с восьмичасовым рабочим днем и с двумя выходными днями в неделю. Переходы по сокращению продолжительности рабочего времени работниками электростанции воспринимались с радостью.

В пятидесятые годы ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона успешно вела строительство квартирных, жилых домов из шлакоблочных кирпичей. Были построены двухэтажные дома на улице Комсомольской, и два дома на месте бывшего деревянного здания школы 15, перед сквером у клуба им. Ленина. Застраивалась полностью домами из шлакоблочных кирпичей улица Классона. В это время была построена музыкальная школа рядом с комбинатом бытового обслуживания.

В августе 1959 года Богаченков В.И. был переведен в Мосэнерго заместителем управляющего Мосэнерго по общим вопросам. На должность директора ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона в конце ноября 1959 года был назначен Троицкий Александр Петрович, до этого он работал начальником УКСа.



Назад к списку очерков