Очерк 1. Первые предвестники войны...


В 1940-м году мощность электростанций объединения Мосэнерго составила 1 160 МВт. Все больший вес в энергосисте­ме приобретали агрегаты, вводи­мые на теплоэлектроцентралях. Московские ТЭЦ не только давали тепло жилым домам, пар заводам и фабрикам, но и играли большую роль в покрытии электрических нагрузок. Столичные энергетики не собирались останавливаться на этих показателях. В ближайших планах – строительство новых электростанций на границе города: Ленинградской на севере, Фрунзенской в центре, Калужской на юго-западе…Но…1 сентября 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу…Началась Вторая мировая война…

О приближении войны не только думали, к ней готовились.

Под руководством московского штаба Местной противовоздушной обороны (МПВО) в 1940 году на всех электростанциях Мосэнерго стали строить убежища и укрытия для сменного персонала. Красноречивые свидетельства тому — соответствую­щие документы и публикации газет. Газеты электростанций регулярно откликалась на все события, связанные с жизнью Красной Армии, Воздушного и Военно-морского флота. Посмотрим на публикацию газеты ТЭЦ-11«По ленинскому пути» 1938-1941 годы. Газета регулярно публиковала фотографии призывников, уходивших в армию. Армейская служба считалась почетной обязанностью каждого советского человека. Оборонной и спортивно-оборонной работе уделялось большое внимание.


Учения.jpg


Учения



Вот заметка врача медпункта ТЭЦ-11 М.Д. Тиньковой. В ней говорится о неплохой постановке оборонной работы на электростанции, фун­кционировании ряда специализированных команд — химической защиты, аварийно-восстановительной, медико-санитарной и т. д. Последняя была организована в конце 1938 года в составе 25 человек, в основном женщин. Проведен­ные учения, читаем в заметке, показали хорошую готовность членов команды к оказанию общей медицинской помощи и в случае пораже­ния отравляющими веществами. Отмечая 22-ю годовщину образования Красной Армии и Военно-морского флота, 24 февраля 1940 года 14 сотрудников ТЭЦ-11 совершили военизированный лыжный поход протяженностью 24 км, из них 8 км шли по снежной целине. Маршрут проходил по лесистой, почти безлюд­ной местности. Сбоев в ориентировке не было.  3 апреля 1940 года газета сообщала о завершении сдачи работниками ТЭЦ норм противовоздушной и химической обороны (ПВХО). Ответст­венными за этот участок работы были старший конструктор произ­водственно-технического отдела (ПТО) Александр Иванович Шарыгин и начальник химической лаборатории Михаил Иванович Чиркин.


osavia3.jpg


Поход в противогазах



А вот еще одно важное свидетельство готовности ТЭЦ к работе в условиях военного времени. В архиве Музея истории Мосэнерго хранится «Оперативный журнал государственной электриче­ской станции ТЭЦ-11» большого формата в толстом черном переплете на 256 страниц, напечатанный в 1941 году Госэнергоиздатом. Дежурные инже­неры (А. Д. Одиноков, А. К. Коновалов, П. М. Степанов) вносили в журнал все изменения в работе ТЭЦ, а также распоряжения местного и вышестоящего руководства, доводимые затем до всего дежурного персонала. Журнал охватывал период с 1 июня по 29 июля 1941 года.



ТЭЦ-11 как объект бомбардировки была определена, надо полагать, задолго до начала войны. Со слов С. Н. Синицына и В. Ф. Иванова известно: после подписания между СССР и Германией Пакта о ненападении электростанцию посетила немецкая делегация. Она была представлена как делегация специалистов-энергетиков. После посещения турбинного цеха перешли в котельный. Вахту несла смена Синицына. Иван Никитович Бедняков работал тогда машини­стом котла. Два члена делегации изъявили желание подняться с отметки "8" на верхние площадки котла. Поднялись... А вот, когда начали спускаться... Пятясь задом, лицом к ажурной металлической лестнице, "по-медвежьи"...Заметив неуклюжую неумелость пришедших и смекнув, что тут что-то не то, Бедняков шепнул Сергею Николаевичу: "Это не специалисты, во всяком случае не энергетики... Энергетики так по лестницам не лазают...Действительно, специалист-энергетик сбегает по лестнице ли­цом вперед, придерживаясь одной рукой за гладко отполированный прутковый поручень. Речь шла о закамуфлированной под делегацию специалистов разведке. Гитлеровцам очень хотелось в первые же дни войны обескровить промышленность Москвы, выведя из строя крупнейшую электростанцию столицы. 



Укрытие.jpg


Укрытие


К июню 1941 года был проведен ряд мероприятий по подготовке энергосистемы к работе в условиях военного времени: отлажена работа диспетчерского управления; построены убежища для персонала и командные пункты; введена система светомаскировки; подобраны средства индивидуальной защиты и др.

18 июня 1941 года руководство Мосэнерго получило секретный приказ правительства о подготовке к работе подземного диспетчерского пункта и максимальном накоплении топливных запасов. По сути, это был переход к работе в условиях военного времени. 


«Совершенно секретно. Экз. 1

Приказ Главцентрэнерго № 1039/10 С.С.

18 июня 1941 г.

Во исполнение Постановления СНК СССР от 05. VI-1941 г.

Приказываю

По строительству подземного диспетчерского пункта для Мос­энерго

Управление Мосэнерго Клочкову для обеспечения ввода в эксплуата­цию подземного диспетчерского пункта Мосэнерго в январе 1942 г.:

а) Немедленно заключить с Метростроем НКПС договор на выполнение строительных работ по диспетчерскому пункту со сроком окончания их в ноябре 1941 г.;

б) Силами Мосэнерго выполнить монтажные работы по оборудованию диспетчерского пункта, обеспечив их материалами, аппаратурой и кабельной продукцией из наличных средств Мосэнерго.

Постановлением СНК СССР предложено Промбанку СССР фи­нансировать работы без утвержденных проектов и смет.

Начальник Г лавцентрэнерго (Спирин)»


Начальнику диспетчерской службы К.Т. Нахапетяну сразу же пришлось заняться разработкой основных положений инструкции, в которой были четко определены действия оперативных дежурных в обстановке военных действий, к примеру, при потере связи с диспетчером. Обсуждался вопрос – делить или не делить высоковольтную сеть энергосистемы на ряд связанных одна с другой частей. Сотрудники службы релейной защиты Мосэнерго разрабатывали механизмы работы оборудования в чрезвычайных ситуациях. Требовалось изменить настройку нескольких тысяч реле так, чтобы не только далекие, но и близкие взрывы не вызывали отключений объектов. Для тестирования придумали способ, имитирующий сотрясение – взяли обычный мешок, наполненный песком, подвесили его на веревке, оттягивали и отпускали. Удар приходился точно по панели.

22 июня 1941 года дежурный диспетчер Мосэнерго Успенский в 23 ч 15 мин передал на ТЭЦ, а ДИС сделал в журнале следующую запись:


«Немедленно развернуть работу по мобилплану и действовать согласно инструкций. Пароль проверен. Даны указания и сделаны сообщения согласно пакета № 2-С. Исполнение проверено».


Последнее, надо полагать, относилось к персоналу цехов, кото­рому были даны соответствующие указания.

В 2 ч 55 мин 23 июня другой ДИС, заступивший на смену в 0 ч, записал в журнале распоряжение заместителя директора ТЭЦ по ПВХО Волкова: 


«Во избежание излишней тревоги запрещаю: подачу сигналов сиреной, гудками для других целей, кроме оповещения о воздушной и химической тревоге».


Очерк подготовлен Е. Кошелевой

Источники:

· Архив Музея истории Мосэнерго

· «Энергия энтузиастов»,  Б.Д. Крестов,1998 год

·  «Мосэнерго. Этапы становления», Г.В. Липенский, 2000 год



Назад к списку очерков