Очерк 4. 4-й полк МПВО


Захвату Москвы как важнейшего центра коммуникации и оборонной промышленности гитлеровское командование придавало исключительное значение. Москва стала главным объектом действий фа­шистской авиации в летне-осенней кампании 1941 года. Специальная авиационная гитлеровская группировка была объединена во 2-й воздушный флот численностью —1680 боевых самолетов. Все это наглядно свидетельство­вало о том, что они готовы на деле реализовать замысел Гитлера: «Там, где стоит се­годня Москва, будет создано огромное море, которое навсегда скроет от цивилизо­ванного мира столицу русского народа».

Москва с первых дней войны готовилась к защите на­селения и объектов от нападения с воздуха. 22 июня 1941 года были приведены в полную бое­вую готовность все формирования МПВО. В тот же день по городской радиосети был объявлен приказ № 1 по МПВО города Москвы и Московской области, подписанный заместителем председателя исполко­ма Моссовета, начальником MПВО С.Ф. Фроловым, в котором говорилось: «В связи с уг­розой воздушного нападения на город объявляю в г. Москве и Московской области с 13 часов 22 июня 1941 года угрожаемое положение». Всему населению, руководите­лям предприятий, учреждений и домоуправлений города и области предписывалось точно выполнять правила МПВО и привести в боевую готовность убежища. Уже на следующий день в Москве было приня­то решение о проведении противовоздушной учебно-боевой тревоги.


Воздушная тревога. Аэростаты над Кремлем..jpg


Воздушная тревога.




Для решения задач противовоздушной обороны широ­ко привлекались силы и средства организаций, учреждений, предприятий и практи­чески все трудоспособное население города. Основная тяжесть по защите населения, объектов народного хозяйства, жилых домов Москвы ложилась на медико-санитарную, противопожарную и аварийно-восстановительную службы. Они предна­значались для выполнения основного объема работ в возможных очагах поражения. Пожарная охрана в столице была военизирована, участковые противопожарные команды реорганизованы в пожарные роты и взводы. В домо­управлениях создавались домовые и квартальные пожарные команды. На крышах жилых домов устанавливалось дежурство противопожарных звеньев групп самоза­щиты и граждан, проживающих в этих домах.


1336675198_velikaya-0003.jpg


На крыше дома.



5 июля 1941 года вышло постановление Государственного Комитета Обороны СССР ГКО-26 «О реорганизации службы MПВО г. Москвы». Моссовет изыскивал возможные средства для обеспечения формирований необ­ходимой техникой и инструментами. 8 июля 1941 года на эти цели было выделено 5 млн рублей.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 июля 1941 года № ГКО-26сс

О РЕОРГАНИЗАЦИИ СЛУЖБЫ МПВО Г. МОСКВЫ

1. Реорганизовать службы местной противовоздушной обороны г. Москвы, для чего в местной противовоздушной обороне г. Москвы создать: 4 полка, 1 отдельный батальон и 2 отдельные роты численностью 11 300 человек.

2. Разрешить командованию МПВО г. Москвы организовать следующие полки:

а) 1-й полк по восстановлению зданий и ликвидации завалов, численностью 5830 человек, с механизированным специальным батальоном в составе: 19 экскаваторов, 370 автомашин, 34 компрессора, 14 тракторов, 14 передвижных электростанций и 9 автокранов;

б) 2-й полк по восстановлению дорог и мостов численностью 1 тыс. человек, со специальным механизированным батальоном в составе: 7 экскаваторов, 6 катков, 5 бульдозеров и тракторов, 50 автомашин;

в) 3-й аварийно-восстановительный водопроводно-канализационного хозяйства полк численностью 1760 человек, со специальным механизированным батальоном в составе: 11 экскаваторов, 80 автомашин, 258 насосов;

г) 4-й аварийно-восстановительный полк по энергетическому хозяйству численностью 1590 человек, со всеми необходимыми вспомогательными средствами и со специализированной отдельной ротой по восстановлению теплосетей;

д) отдельный аварийно-восстановительный батальон по газовому хозяйству численностью 450 человек, с механизированной ротой в составе 21 грузовой машины;

е) отдельная специализированная аварийно-восстановительная рота связи численностью 80 человек, с необходимым оборудованием.

3. Участковые команды районов г. Москвы реорганизовать в 25 батальонов при штабах районов МПВО с личным составом 23800 человек и с необходимым техническим оборудованием.

4. Военизировать все аварийно-восстановительные полки и батальоны местной противовоздушной обороны г. Москвы, запретив производить мобилизацию личного состава и технического оснащения из полков и батальонов местной противовоздушной обороны г. Москвы.

Все полки и батальоны местной противовоздушной обороны г. Москвы перевести на казарменное положение.

Обязать Московский совет в 2-дневный срок обеспечить подразделения МПВО помещениями.

5. Обязать Московский совет в 3-дневный срок дополнительно изыскать техническое оснащение (автомашины, краны, тракторы и экскаваторы) для батальонов и полков МПВО за счет частичного изъятия технических средств из строительных и других организаций наркоматов и ведомств.

6. Обязать НКВД СССР в 5-дневный срок выделить Московскому совету 300 комплектов обмундирования для командного состава местной противовоздушной обороны г. Москвы.

7. Обязать Совнарком РСФСР выделить необходимые средства на питание личного состава МПВО.

Зам. председателя Государственного

Комитета Обороны

В. Молотов

РГАСПИ опись 1 фонд 644 Д.1 Лл.88-89



4-й аварийно-восстановительный полк был сформирован на базе Мосэнерго. В его состав вошли: батальон высоковольтных сетей, батальон кабельщиков, роты теплофикаторов и связистов. В подвальном помещении на Раушской набережной в здании Мосэнерго был организован командный пункт. Бойцов и командиров рассредоточили по разным районам Москвы.

Зачисление в состав полка проводилось приказами командира полка. Командир полка, комиссар и начальник штаба были назначены приказами начальника МПВО г. Москвы. Зачисленные в полк энергетики освобождались от призыва в действующую армию и были обязаны в течение рабочего дня работать на производстве, а вечером проходить военизированные занятия по программе, утвержденной штабом МПВО г. Москвы. Ночью находились на казарменном положении, которое впоследствии было отменено. Часть бойцов и командиров дежурила на энергообъектах города, другая занималась ремонтом оборудования. Командный состав и бойцы подразделений полка имели специальное удостоверение, дающее право беспрепятственного передвижения по территории города и допуска для производства аварийно-восстановительных работ. Весь личный состав полка в любой момент времени должен был быть готовым выполнить задания по ликвидации последствий воздушных налетов на объекты энергетики.


617010061797886320.jpg


Пропуск бойца МПВО.




Таким образом, к началу налетов немецко-фашистской авиации на столицу Москва имела хорошо организованную и оснащенную необходимой техникой МПВО. Она включала: 18 городских служб; 6000 команд предприятий и жилых домов; 5 отдельных специализированных полков и батальонов; 25 районных городских ба­тальонов; 3-й инженерно-противохимический полк; отдельную аварийно-восстано­вительную роту связи. Для борьбы с пожарами были подготовлены: 12 736 противо­пожарных команд на предприятиях численностью 205 220 человек; противопожар­ные звенья в группах самозащиты. Для оказания помощи пострадавшим были подго­товлены: все медицинские учреждения города; 5000 санитарных дружин на пред­приятиях; 36 медико-санитарных рот городских батальонов; 127 травматологических отрядов и другие подразделения. Для наблюдения за действиями авиации противни­ка и возникавшими очагами поражения было создано 230 вышковых наблюдатель­ных постов. Система МПВО столицы насчитывала до 650 тысяч бойцов.


Истребители Московской зоны ПВО в небе. Декабрь 1941 г..jpg


Истребители Московской зоны ПВО в небе




В ходе первого массированного налета фашистской авиации па Москву, кото­рый состоялся в ночь с 21 на 22 июля 1941 года, около 60 немецким бомбардировщи­кам удалось прорваться к городу и сбросить 30 фугасных и 5000 зажигательных бомб. Груз, сброшенный фашистскими летчиками, не причинил больших поврежде­ний, а там, где произошли взрывы и пожары, бойцы МПВО, противопожарных ко­манд совместно с жителями быстро ликвидировали загорания. 23 и 24 июля масси­рованные налеты повторились. В них участвовало несколько сот бомбардировщиков. Но и они не принесли гитлеровцам желаемых результатов. Упавшая на площади Белорусского вокзала фугасная бомба повредила водовод большою диа­метра. Вода хлынула к метро, где укрывалось много женщин и детей. В район бедст­вия спешно прибыли бойцы аварийно-восстановительного батальона под командо­ванием доктора технических наук М.Н. Шестакова. Почти пять часов шел напряжен­ный «бой», по водовод был исправлен.


Зенитчик-наблюдатель на крыше гостиницы Москва..jpg


Зенитчик-наблюдатель на крыше гостиницы «Москва»



Формирования МПВО быстро обезвреживали зажигатель­ные бомбы и ликвидировали загорания, не давая им превратиться в пожар. На му­зей-усадьбу Л.Н. Толстова в Москве упало более 30 зажигательных бомб. Не подос­пей своевременно люди - и исторический памятник сгорел бы. Пожарные в дни первых налетов работали буквально на износ. Четыре-пять раз в сутки объявлялись тревоги, они буквально изматывали силы. В ночь на 22 июля на командный пункт поступили сообщения о возникновении 1900 загораний. Наибо­лее крупные пожары охватили район Красной Пресни, Хорошевского шоссе, Бело­русского вокзала, а также Волхонку и Кузнечный мост. В те дни Белорусский вокзал занимал в Московском железнодорожном узле самую ответственную позицию. От него ежечасно отходили на фронт эшелоны с войсками, вооружением, боеприпасами, горючим, продовольствием. С фронта приходили поезда с ранеными и беженцами. Фашисты яростно бомбили составы на подходах к вокзалу. Взрывались вагоны со снарядами, цистерны с горючим, пылали платформы с лесоматериалами. Несколько кварталов Хорошевского шоссе превратилось в сплошное пожарище. С четной стороны горели деревянные бараки и магазины. По другую сторону шоссе, вдоль подъездных путей Белорусской железной дороги, горели склады. И если до войны считалось, что брать зажига­тельную бомбу надо только щипцами, то на практике оказалось, что во время воз­душного налета со щипцами возиться некогда, и тогда москвичи хватали «зажигал­ки» руками в защитных рукавицах или использовали для этого лопаты. Организо­ванно и оперативно действовали во время налетов аварийно-восстановительные пол­ки и батальоны. Их возглавляли специалисты в области энергетики, строительства и городского хозяйства.


5_00_z_2254.jpg


На таких голубятнях несли службу бойцы МПВО



Каждая воз­душная тревога сопровождалась резким снижением нагрузки элек­тростанции. Помимо уже указанного выше специфика электроэнер­гетического производства состоит еще в том, что ее продукция не подлежит складированию. В каждый данный момент электрической энергии вырабатывается ровно столько, сколько нужно ее потреби­телям. В часы воздушной тревоги крупнейшие потребители энергии (фабрики, заводы и т. д.) временно приостанавливали работу, люди стекались в бомбоубежища, спрос на нее резко снижался... Так, 5 июля 1941 года соответствующее снижение нагрузки, практически мгновенное, составляло 33 МВт (с 70 до 37 МВт), 18-го — 28 МВт, 21-го — 48 МВт, 22-го — 21 МВт и т. д. По мере отключения потребителей ваттметр главного щита уп­равления электростанции (указывает в каждый данный момент ее электрическую нагрузку) начинал вести себя неспокойно. Частота в сети росла. То были верные предвестники воздушной тревоги. По ним ДИС безошибочно угадывал — и без объявления по радио — о ее начале. Срывал трубку телефона, оповещал цеха. Прежде всего турбинный и котельный.

 При сильном сбросе нагрузки  турбины нередко приходилось переводить на холостой ход или даже останавливать, отключать от сети... Не все, конечно... Надо было срочно открыть люки ливневой канализации, сливные бачки на случай возникновения пожара. Дистанционного управления за­движками не было. А их столько требовалось перекрутить.

 При резком снижении электростанцией электрической нагрузки столь же резко требовалось снижать паровую нагрузку котлов. Не обходилось, ви­димо, без рева предохранительных клапанов. Топочный режим на­рушался, разбалансировывалось соотношение подаваемых в топки котлов топлива и воздуха. Пыль сгорала не полностью. Из трубы начинал валить густой черный дым. Огромных размеров колеблемой ветром смоляной косой он тянулся на большие расстояния. Этот черно-смоляной дым служил куда более отличным ориен­тиром для вражеской авиации, чем одиноко торчащий столб самой трубы.

Г.И. Фомичев, директор  ТЭЦ-11




Значительную роль в своевременном обнаружении очагов по­ражения сыграли вышковые наблюдательные пункты. На крышах домов, водопро­водных башнях строилась небольшая будка, в которой устанавливался телефон, при­боры разведки и размещался дежурный наблюдатель. Хорошо изучив расположение улиц, промышленных объектов, он передавал на КП МПВО района сложившуюся об­становку. На основе донесений вышковых наблюдателей штабы МПВО районов вы­сылали наземную разведку и принимали меры по ликвидации очагов поражения. Работа наблюдателей позволяла штабам МПВО действовать быстро и в соответствии с обстановкой. Команды направлялись по точному адресу и тратили минимум време­ни на розыск очагов поражения.

Листаем записи дежурных Мосэнерго в журнале сообщений в штаб ГО Москвы (дословно).


ФАБ – фугасные авиабомбы

ЗАБ- зажигательные авиабомбы

22.07.1941 года

ГЭС-2 Лазарев

На территории ГЭС у котельного цеха зажигательная бомба – ликвидирована.

ГЭС-1

Отключилось два фидера, в системе был толчок (отключили улицу Горького и гостиницу Москва)

Новиков

Отключилась КПК один участок Ступино было без напряжения, дано напряжение со стороны Каширы. На линии работает бригада.

Вольфкович

ФАБ почти разрушена контора и часть гаража, станция работает нормально.

П-ст №91. РУ, зажигательная бомба ликвидирована.

С ГЭС-1 – отключили 2 фидера – район Бронной улицы и Сретинки.

Горит Угрешский хим. комбинат освещает Угрешскую п-ст, недалеко проходит по линии

ТЭЦ-9 ФАБ в районе компрессора. Разрушений нет. Частично разрушен забор.

ТЭЦ-7 4 ЗАБ – ликвидирована. На Трехгорке пожар на той стороне Москва-реки.

ГЭС-2 Лазарев

Пропал свет, свет дали. Все в порядке. 25 периодов – все в порядке.

Успенский

26-28 – машины отключены

Новиков

В щитовые разрушения.

25 периодов. ГЭС-2 потеряна

28-26 машины отключились

Преобразователь очевидно поврежден

Линия Щелково Радио лампа – выключилась, на линию сел самолёт – выясняется

Князев

ГЭС-1 преобразователь частоты разрушен

Послана восстановительная команда

Щит 6 разрушен

25 периодов нагрузка сброшена, всю станцию обошли и выключили лишний свет

В здании ЦЛЭМ выбиты окна и рамы, лишний свет выключен, пострадавших нет, у 2-3 человек легкая контузия

Галкин

1 район над п-ст 6 сброшены осветительные ракеты

Васин ленинская подстанция освещается ракетами

Силантбев

Отключилась замоскворецкая линия

Фомиче горит сортировочная на Соколиной горе

ТЭЦ-9

На крыше здания горит ЗАБ

Уфаев (2 заб ликвидировано)

Пожар со стороны райсовета ликвидировано 9 ЗАБ

Силантьев

Отключились обе кожуховские линии включены

Шичин

20 бригад разосланы

За гаражом возгорание, работает два пожарных

Отключена линия Рублево – Сходня

Силантьев

В районе Юсупово самолет, по самолету стреляют

Гулин

Поселок Воронов и деревня Байбаки десант 10 человек



23 июля Московское управление НКВД сообщило: «Всего в г. Москве от зажи­гательных бомб возникли 1141 пожар и загорание, из которых значительная часть своевременно ликвидирована. Из них: на оборонно-промышленных объектах - 24; на объектах военного ведомства —18; на особо важных объектах —14; на объектах же­лезнодорожного транспорта—6; на объектах хозяйственного значения —259; в науч­ных и культурно-зрелищных учреждениях — 175; в жилом секторе — 646. От пожаров и разрушений пострадало 943 человека. Из них: убито — 213; тяжело ранено – 353.

На ГЭС-1 было разрушено распредустройство 6,6 кВ – прекратилось питание московского трамвая и других важных объектов. Фугасная бомба попала в машинный зал ГЭС-1 и ударилась о крышку разобранной турбины. На восстановление были брошены все силы, и к утру 23 июля московскому трамваю вновь было дано питание.

На ГЭС-2 упало более 150 зажигательных бомб, однако ни одного пожара не произошло, т.к. дежурные на крышах моментально засыпали все «зажигалки» песком.


5_02_музей11.jpg


Разрушенный маслянный выключатель на ГЭС-1 им. П.Г. Смидовича




Правительство высоко оценило героическую работу бойцов МПВО и населе­ния столицы. Днем 22 июля по радио был передан Приказ Наркома обороны И.В. Сталина №0241, в котором была объявлена благодарность участникам отражения как воинам ПВО, так и бойцам пожарных команд, подразделений местной противовоздушной обороны (МПВО) и милиции города Москвы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля были награждены: орденом Ленина - 5 человек, орденом Красного Знамени - 28, орденом Красной Звезды - 28, медалью «За отвагу» - 22 воина. Эти награды отличившимся вручил М.И. Калинин в Кремле.


Кремль.jpg


Кремль. Награждение личного состава МПВО правительственными наградами, в том числе управляющего Мосэнерго М.Я. Уфаева (седьмой слева в первом ряду) и заместителя управляющего М.Ф. Костина (второй справа во втором ряду), возглавлявшего Штаб МПВО Мосэнерго




Как показал опыт первых воздушных налетов, особую опасность в пожарном отношении представляли деревянные строения Москвы. Деревянные и бревенчатые кварталы Москвы — это самые огнеопасные соседи оборонных предприятий, научно-исследовательских институтов. 11 августа в целях ограждения военных объектов от возможных пожаров исполком принял постановле­ние о сносе деревянных построек, расположенных около важнейших предприятий.

Перед 4-м полком МПВО была поставлена задача своевременного устранения всех повреждений энергосистемы Москвы. И полк выполнил эту задачу с честью.



Одна из трагических страниц в истории полка – гибель бойцов батальона Московских кабельных сетей. В ночь с 26 на 27 июля 1941 года в здании школы в Земском переулке, где находились казармы батальона, попала авиабомба. От разрыва бомбы здание было полностью разрушено. Большинство ─ 32 человека – погибли, некоторые бойцы получили тяжелые ранения.



По мере приближения фронта к Москве и усиления сопротивления войск Красной Армии фашистское командование увеличивало массированные налеты на столицу. Всего с 22 июля по 15 августа 1941 года на Москву было произведено 18 ноч­ных налетов. В восьми из них участвовало от 120 до 200 бомбардировщиков в каж­дом, а в остальных — по 50—80. Летчики-истребители и зенитная артиллерия ПВО успешно справились с поставленной задачей: основная масса бомбардировщиков не смогла прорваться к городу. Из 1700 самолетов, участвовавших в налетах, к столице прорвалось лишь около 70. За это время истребительной авиацией и другими средст­вами ПВО было уничтожено около 200 немецких самолетов. За этот период фаши­стской авиацией было сброшено 215 фугасных и около 77 000 зажигательных бомб.


5_02_1941sadovo_kudr.jpg


Разрушенный дом в центре Москвы




Это случилось ночью... Я как раз работала на ТЭЦ-11 … Раздался страш­ный грохот... Аж здание сотряслось... Зазвенели прикрытые мешка­ми с песком стекла... Мелкие осколки стекла долетали до турбин... Откуда они взялись? Через неплотности между мешками, что ли, а может даже и некоторые мешки свалило... Хорошо, были открыты окна, а то бы, конечно, разлетелись все стекла. До сего времени не понимаю, как это получилось. К тревогам и бомбежкам успели привыкнуть... Но я вдруг оказалась на полу. Столкнуло, наверно, взрывной волной... А может, и от страха...

Л.К. Шарыгина, сотрудница ТЭЦ-11



Всего за годы войны ВВС Германии произвели 141 налёт на Москву. На энергетические предприятия Мосэнерго было сброшено более 100 фугасных бомб и более 1 000 зажигательных. В Подмосковье самыми пострадавшими были Сталиногорский и Тульский районы. В высоковольтных сетях Мосэнерго за период с июля по декабрь 1941 года было 336 повреждений.

Начались тяжелые испытания – налеты вражеских самолетов. Из двенадцати московских электростанций только две – ТЭЦ-6 в Орехово-Зуево и ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона – избежали бомбардировок.


Ветераны 4 полка.jpg


Ветераны 4 полка МПВО



Очерк подготовлен Е. Кошелевой

Источники:

· Архив Музея истории Мосэнерго

· «Энергия энтузиастов», Б.Д. Крестов,1998 год

· «Мосэнерго. Этапы становления», Г.В. Липенский, 2000 год

· Гражданская защита. 2001. № 5. СЛ.

· Безымянный В.М., Лаврентьев В.И.. Сдивин И.П. На страже Московского неба. М., 1968. С. 93

· Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО). Ф. 741.

· Военно-исторический журнал. 1968. № 4. 



Назад к списку очерков