Очерк 5. Эвакуация Москвы


На девятый день Великой Отечественной войны, 30 июня 1941 года, был образован Государственный комитет обороны страны (ГКО) – чрезвычайный высший государственный орган, наделенный всей полнотой власти по управлению страной. Руководство Комитетом принял на себя И.В. Сталин. Одной из задач ГКО была организация эвакуации объектов народного хозяйства из западных областей и быстрое наращивание промышленного потенциала восточных территорий.


580x380_7UMSkVcSHhTM42UPoutk.jpg




Эвакуация была хотя и вынужденной, но крайне важной мерой для сохранения большой части производительных сил и последующего их использования в интересах фронта. В первую очередь вывозилась готовая продукция, неустановленное оборудование, сырье и основные материалы. Во вторую очередь – подлежащее установке технологическое оборудование на действующих предприятиях, энергооборудование и станки. В третью очередь эвакуировались транспортные средства, имущество и вспомогательные материалы. Было также разработано положение об эвакуации рабочих, служащих и членов их семей. Первоочередной эвакуации подлежали детские учреждения, женщины, имевшие детей, и люди преклонного возраста. Вся работа по эвакуации находилась в центре внимания ГКО, ЦК ВКП(б), СНК СССР и Совета по эвакуации.

Контроль над ходом эвакуации энергетической техники и обслуживающего ее персонала осуществлял Михаил Георгиевич Первухин, с апреля 1940 года работавший заместителем председателя СНК В.М. Молотова. Непосредственное руководство работами было возложено на руководителя наркомата по эксплуатации и строительству электростанций Андрея Ивановича Леткова. (М.Г. Первухин и А.И. Летков начинали свою профессиональную деятельность на предприятиях МОГЭС).

30 сентября 1941 года фашистское командование приступило к осуществлению операции «Тайфун». Гитлер рассматривал взятие Москвы, столицы СССР и самого большого советского города, как одну из главных военных и политических целей.

Московская энергосистема стала прифронтовой, электрические сети в районе Сталиногорска, Тулы и Каширы оказались полностью или частично в зоне оккупации.


okopi_bw.jpg




8 октября 1941 года ГКО принял решение, что при неблагоприятном развитии ситуации Москву придется оставить. В этот же день появляется распоряжение за подписью И.В. Сталина о необходимости составить списки предприятий, которые нужно заминировать и взорвать в случае, если в город войдут вражеские войска. В этот список были внесены все предприятия Мосэнерго. 15 октября из-за неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии ГКО вынес постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». На многих столичных и подмосковных электростанциях начался демонтаж оборудования и подготовка к отправке на Урал и в Сибирь.


фомичев ги.jpg
На улицах Москвы появились первые беженцы. Их поток нарастал день ото дня. Масса людей с узлами, детскими колясками и иными ручными повозками, груженными домашним скарбом, грузовые и легковые автомобили бесконечной вереницей днем и ночью тянулись по улицам города…

Положение на фронте становилось угрожающим. Встал вопрос о возможном взрыве ТЭЦ-11. На станцию привезли машину динамита и под руководством военных неза­метно от персонала подготовили к взрыву котлы, турбины, электро­двигатели. Все делалось под контролем представителей госбезопасности... Работники НКВД находились, кстати, во всех цехах. Рядом со мной тоже всегда был их человек. Несколько дней электростанция работала заминированной. Но это было крайне опасно, мало ли какая случайность... Все могло взлететь в воздух... Хоть на фронте было и тяжело, но в сдачу Москвы никто не верил... Взрывчатку решили снять… Поместили в подвал, поставили воору­женного часового... Управление Мосэнерго отпустило на организа­цию взрыва 1,5 часа..., то есть чтобы снова заложить взрывчатку и подорвать... Была сформирована специальная команда подрывни­ков... 25 человек... Договорились так: исполнят свой долг и послед­ними покинут столицу...

Г.И. Фомичев, директор Сталинской ТЭЦ-11







сергей николаевич синицин.jpgПоздно вечером 15 октября меня пригласили в кабинет директора. Там уже собрались знакомые мне руководители основных подразделений ТЭЦ-11: главный инженер А.С. Сергеев, его заместитель А. М. Некрасов, Ф. И. Ерасов, С. Д. Кузнецов, П.И. Канатов и др. Присутствовал еще один человек в военной форме. Прежде я его никогда не встречал. Царил полу­мрак. Кабинет освещался одной настольной лампой с низко опущен­ным абажуром. Окна плотно задраены. Все молчали. Управляющий Мосэнерго приказал не отлучаться от телефона, ждать указаний. С максимальной осторожностью, чтобы не вызвать паники, в эту ночь были сожжены в котельных кипы разных документов. И вот она критическая ночь с 15 на 16 октября. К утру из Мосэнерго посту­пил отбой. Управляющий сообщил, что враг остановлен, опасность миновала. Все с облегчением вздохнули…

С.Н. Синицин, начальник смены котельного цеха ТЭЦ-11









16 октября 1941 года начался демонтаж Фрунзенской ТЭЦ, проработавшей всего четыре месяцев после ввода в эксплуатацию. Котел КО-VI-200 с давлением пара 34 ата и турбогенератор АТ-25-1 мощностью 25 МВт с теплофикационным отбором 100 т/час демонтированы и вывезены в Челябинск и Куйбышев. Но месте был оставлено несколько фидерных ячеек 10 КВ, которые питали предприятия оборонного значения. Демонтированные котлы и турбины второй очереди с Каширской ГРЭС и с Шатурской ГРЭС отправились в Омск. Была демонтирована турбина №4 на ТЭЦ-11, начат демонтаж котла №4. Турбину отправили на Безымянскую ТЭЦ Особстроя НКВД Куйбышевкой области, а котел в 1942 году – в адрес строящегося Норильского комбината Красноявского края. 


11 (3).jpg


Труднее всего было эвакуировать оборудование Сталиногорской ГРЭС. Ответственным был назначен главный инженер Мосэнерго Дмитрий Георгиевич Чижов. Приходилось находить новые решения по транспортировке оборудования, так, например, для перевозки единственного в стране статора турбогенератора мощностью 100 тыс. кВт и весом более 140 т из Москвы доставили два тендера от мощного паровоза ФД.


«Сталиногорская» ГРЭС.jpg




Времени на раздумья не было. 30 октября враг двинулся в сторону Сталиногорска. Часть оборудования демонтировали уже тогда, когда стало отчетливо слышна стрельба орудий. Вместе с деталями, каждая из которых занимала целую железнодорожную платформу, увозили на Урал и панели релейной защиты, точные приборы. Всё оборудование, включая статор турбогенератора, было вывезено к ноябрю на восток и смонтировано на уральских электростанциях. Сталиногорская ГРЭС была взорвана при отступлении. Город Сталиногорск был захвачен немецкими войсками 21 ноября 1941 года.

Г.В. Липенский, сотрудник Мосэнерго, ветеран Великой Отечественной войны



Наркомэлектростанций эвакуируется Каширская и Шатурская ГРЭС, Фрунзенская и Сталинская ТЭЦ, высоковольтная сеть Мосэнерго, Волгоэлектросетьстрой, Шатурский и Ореховский торфотресты. С Каширской ГРЭС отправлены турбогенераторы № 5 и 6 по 50 МВт, за исключением конденсаторов и фундаментных рам; отгружен, за исключением каркаса и коробов воздухоподогревателя, котел № 5 на 100 т пара/ч. Отгружены барабаны и часть поверхности нагрева котла № 4 на 160 т пара/ч, отгружены шесть фаз повышающих трансформаторов. Необходимо отгрузить котел № 3 и оставшуюся часть оборудования. С Шатурской ГРЭС отгружен турбогенератор № 6 мощностью 44 МВт и три фазы повышающего трансформатора. Необходимо отгрузить три котла со всей комплектующей аппаратурой. С Фрунзенской ТЭЦ отгружен турбогенератор № 1 мощностью 25 МВт, за исключением фундаментной плиты и части трубопроводов. На Сталинской ТЭЦ демонтируется турбина и котел. Всего по предприятиям Наркомэлектростанций отгружено 1 518 вагонов оборудования и 1 623 т кабельных изделий и 400 человек рабочих, ИТР и служащих. Кроме того, по Сталиногорской ГРЭС отгружены полностью турбогенератор № 6 на 50 МВт, турбогенератор № 3 на 50 МВт, турбогенератор № 5 на 100 МВт, турбогенератор № 1 на 50 МВт, за исключением конденсатора и воздухоохладителя, турбогенератор № 4 на 50 МВт — отгружен стартер и ротор. Отгружены котлы № 6, 7, 8, 9, 10, 11 паропроизводительностью по 160 т/ч каждый, из них пять котлов отправлены не полностью. Для окончания эвакуации указанных предприятий необходимо 2700 вагонов. Следует отметить, что Наркомэлектростанций плохо организована работа по демонтажу котлов.

Отчет заместителя председателя Совета по эвакуации при СНК СССР А.Н. Косыгина первому секретарю МК ВКП(б) А.С. Щербакову о ходе эвакуации из г. Москвы и МО предприятий союзного и союзно-республиканского подчинения. 30 ноября 1941 года



К декабрю 1941 года было демонтировано и эвакуировано 54% мощностей Мосэнерго. Всего было эвакуировано 46 паровых котлов, 18 турбогенераторов суммарной мощностью 726 МВт, 1 728 км ЛЭП, 22 подстанции и 99 трансформаторов. На 10 декабря вместе с предприятиями удалось переместить в тыл 564 248 работников промышленности и членов их семей. Общее число эвакуированных москвичей достигло 2 млн человек. Эвакуацией было охвачено 523 предприятия Москвы и Московской области.


Сварщицы за сваркой «ежей» для противотанковых заграждений.jpg

Сварка противотанковых мин


Оборонительные укрепления у Бородинского моста в Москве.jpg


Оборонительные укрепления у Бородинского моста в Москве




В пустующих помещениях заводов и фабрик вскоре стали возникать ремонтные мастерские, цеха по изготовлению и производству оружия и боеприпасов. В цехах Фрунзенской ТЭЦ изготавливали противотанковые ежи, которые устанавливали на Поклонной горе и на спуске со Смоленской площади к Бородинскому мосту. Освободившиеся площади использовали для ремонта военной техники, поступающей с фронта, изготавливали детали для легендарных для «катюш».

В конце 1941 года стала ощущаться потребность в электроэнергии, которая превысила возможности оставшихся в работе машин. Распределение энергомощностей по предприятиям Москвы было жестко лимитировано. Каждый киловатт распределялся по строжайшей разнарядке. В это время складывается тяжелое положение с топливом для электростанций.



Из-за недостатка топлива ТЭЦ-11 недовыработала в 1941 году 48 млн кВт/ч электроэнергии. В ноябре было получено 30%, а в декабре на 36% меньше топлива, чем планировалось. К 1 января остаток угля на складе составил 3 000 т. Оставшись с тремя турбинами, ТЭЦ-11 продолжала жить и работать, обеспечивая город электроэнергией.

П.И. Канатов, сотрудник ТЭЦ-11 в 1941-1945 годы



В основном энергосистема работала на донбасском угле, а в районе его добычи шли ожесточенные бои. Котлы московских электростанций спешно переводили на подмосковный уголь. Но доставить его в пункт назначения было делом нелегким: железную дорогу постоянно бомбили гитлеревские самолеты. Многие шахты были разрушены и затоплены водой. Были также разрушены все подстанции, снабжающие угольный бассейн электроэнергией. Москву по-прежнему выручали торфяные электростанции – Шатурская ГРЭС, ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона, Орехово-Зуевская ТЭЦ (сейчас филиал ГРЭС – 3), но их мощностей катастрофически не хватало. На производство торфа каждую весну мобилизовали десятки тысяч людей из Рязанской, Воронежской и других областей, в основном – девушки. За летний сезон они должны были выработать столько торфа, чтобы его хватило для работы электростанций в течение всего года. А в зимние дни всё население Шатуры, Павловского Посада и Орехово-Зуево выходило на расчистку железнодорожных путей от снега, чтобы обеспечить бесперебойную доставку торфа на станции. Но торфа всё равно не хватало, и электростанции переходили на сжигание дров и пней.



ГРЭС-41 4.jpg


Каширская ГРЭС-4, 1941 год



Значительную помощь Москве в это тяжелейшее время оказали верхневолжские гидроэлектростанции – Угличская и Рыбинская. На Угличской ГЭС работали две машины, но из-за недостаточного напора воды нагрузка была неполная. Агрегаты Рыбинской ГЭС монтировали в недостроенном здании, а чтобы защитить их от дождя и снега, над ними раскинули брезентовый шатер. 7 ноября 1941 года был запущен гидрогенератор мощностью 55 тыс. кВт, а 18 ноября началась промышленная эксплуатация Рыбинской ГЭС. Под бомбежками и обстрелами с воздуха сетевики смонтировали переход через Волгу линии электропередачи напряжением 220 кВ. Стабильная работа системы Мосэнерго начала восстанавливаться.


Несмотря на эвакуацию многих предприятий на восток, острый недостаток энергии и топлива, промышленность Москвы и области за время войны дала фронту более 16 тысяч боевых самолетов, сотни тысяч минометов, 3745 реактивных установок («катюш»), 3,5 миллиона автоматов, 9 тысяч артиллерийских тягачей, 34 миллиона снарядов, мин и бомб….

В.П. Пронин, Битва за Москву, 1975 год


ма.jpg




В первые месяцы 1942 года, в связи с ликвидацией непосредственной угрозы столице, была проведена реэвакуация части предприятий центрального промышленного района СССР. В Москву было возвращено несколько крупных объектов, в том числе станкостроительный завод «Красный пролетарий». С конца мая 1942 года военная обстановка вновь вызвала необходимость проведения эвакуации. Правда, она проходила на этот раз с более ограниченной территории и в гораздо меньших масштабах, охватив преимущественно Ростовскую, Воронежскую, Орловскую, Сталинградскую, Ворошиловградскую области и Северный Кавказ.



По мнению Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова, эвакуация по своей значимости оказалась равной «величайшим битвам Второй мировой войны».



Очерк подготовлен Е. Кошелевой


Источники:

· Архив Музея истории Мосэнерго

· Центральный архив Министерства обороны

· «Энергия энтузиастов», Б.Д. Крестов,1998 год

· «Мосэнерго. Этапы становления», Г.В. Липенский, 2000 год

· «Война и эвакуация в СССР 1941-1942 годы», Г.А. Куманев



Назад к списку очерков