Очерк 7.Воспоминания А. Васильева, главного инженера Тульского района электросетей Мосэнерго (1941-1945 гг.)


С начала войны до дней героической обороны города Тулы усилия коллектива энергетиков были направлены на бесперебойное электроснабжение города, заводов, работающих на нужды фронта, шахт Подмосковья, а в случае разрушений, вызванных налетами вражеской авиации, на быстрое восстановление и устранение повреждений электросетей и подстанций. Весь период обороны Тулы, продолжавшейся полтора месяца, город снабжался электроэнергией, кроме трех дней с 27 по 30 ноября 1941 года, дней полного отключения от электроснабжения Мосэнерго. Дальнейшие восстановительные работы сетей Тульского района проводились в фронтовой области.



1322424818_karta-plana-operacii-tayfun.jpg



С первых дней Великой Отечественной войны весь персонал был переведен на казарменное положение. До октября 1941 года работали по утвержденному в начале года графику – вели капитальные ремонты, профилактические мероприятия. На изменение планов повлияло приближение фронта к окраинам города, временный захват гитлеровцами территорий, рас­положенных на юге и востоке от города Тулы, а также захват подстанций №№ 77, 88, 89 и 124 угольного бассейна. Силами работников электросетей были проведены мероприятия по укреплению и защите трансформаторов деревянными стенами. Для защиты персонала обо­рудовано два бомбоубежища подвального типа в Туле и при всех объектах сооружены бомбоубежища полевого типа. Проведен ряд специальных технических работ по оборудова­нию и аппаратуре подстанций, обеспечивавших их надежную работу в военных условиях, при возможных сотрясениях от бомбардировок с воздуха, артобстрелах и взрывах.


Баррикада на улице Коммунаров перед улицей Колхозной в Туле.jpeg


Баррикада на улице Коммунаров перед улицей Колхозной в Туле




В октябре 1941 года из 300 человек осталось 70 рабочих. Часть работников откомандирована в Горький, а часть зачислена в истребительный батальон Центрального района города Тулы.

В ночь на 28 октября 1941 года из-за прорыва фашистских танковых и мотомеханизированных частей был поднят весь персонал и направлен на подстанции №№ 178, 65 и 64 для выполнения спецработ. В эти дни фашисты подвергли ожесточенные бомбардировке районы города около Московского вокзала и Толстовской заставы. В ночь на 29 октября стала слышна артиллерийская канонада, а с 29 октября перед городом появились танковые армии Гудериана.

На защиту города были выставлены четыре дивизии войск, потерявшие в ходе боев за четыре месяца войны большую часть состава, полк НКВД из бойцов охран оборонных заводов, истребительные батальоны, сформированные из рабочих предприятий Тулы, и полк зенитной артиллерии.


Баррикады на одной из улиц Тулы в дни обороны.jpg


Баррикады на одной из улиц Тулы в дни обороны




35 рабочих Тульского района электросетей, получившие оружие и зачисленные в истребительный батальон, были отправлены в окопы за Толстовскую заставу для отражения атак гитлеровцев. Однако вскоре, по просьбе начальника района электросетей Пономарева, все работники Мосэнерго были возвращены для обслуживания линий и подстанций. На них дополнительно возложили функцию охраны и защиты своих энергетических объектов. Наиболее ценные приборы и аппараты лаборатории релейной защиты, чертежи и схемы района подстанций и кабельной сети, большой запас спецодежды, продукты были загружены в грузовые машины на случай вынуж­денного ухода. 30 октября 194I года груз направили на Медвенскую подстанцию 35 кВ в 6 км от Тулы. Эта подстанция снабжала энергией окрестные села, совхоз и насосную станцию городского водопро­вода – главный источник водоснабжения города Тулы. Охраняли груз круглосуточно, спали прямо на полу. Для приготовления пищи использовали кирпичи и пустые ячейки распределительного устройства. Случилось так, что мы узнали, что работники насосной станции потеряли связь. Мы зачислили весь состав к нам на снабжение хлебом и продуктами, наряду со своими работниками. Продукты электросетевики получали с баз Горпищеторга, а хлеб - на одном из хлебозаводов по разверстке и нарядам.


Горящий дом в подмосковном городе Тушино после налета немецкой авиации.jpeg


Горящий дом в подмосковном городе Тушино после налета немецкой авиации



Растерянность у части населения города вызвало появление под городом гитлеровских полчищ, захват Рогожинского поселка и села Маслово, усиление бомбардировок с воздуха и начало боев на окраинах города. Эту неуверенность увеличивали слухи о слабости сил, которыми город располагал. Слухи были прекращены решитель­ными мерами Городского комитета обороны по наведению порядка. Так, в первых числах ноября 1941 года на главной улице города открыли несколько парикмахерских. Всю осаду работал кинотеатр им. Бобякина, в нем ежедневно проходило два сеанса для оставшихся жителей города. 11 ноября 1941 года на улице Коммунаров и Советской улице открыли магазины: универмаг, галантерея, даже детский. Днем у магазинов выстраивались очереди. Улицы города были перекопаны рвами, перегорожены надолбами и металлическими противотанко­выми ежами, узкие проходы для пешеходов закрывали на темное время дня. Все улицы города подвергались как артиллерийскому обстрелу, так и минометному огню. Свободное пере­движение по городу разрешалось только с 8 часов утра и до 17 вечера. Остальное время суток - только по специальными пропускам, выданными военным командованием. Все сотрудники и все автомашины Тульского района электро­сетей Мосэнерго имели такие пропуска.

С 28 октября до 16 декабря 1941 года были временно оккупированы врагом территории угольного бассейна, на которых расположены Щекинская, Огаревская и Болоховская под­станции 35 кВ Тульского района электросетей. На девять дней были захвачены Сухотинская и Синетулицкая подстанции 35 кВ района. Болоховская подстанция была уничтожена. При воздушном налете повреждена Щекинская подстанция. Серьезным и многократным повреждениям под­вергались линии в результате бомбардировок, простре­лов проводов и обрыва их осколками зенитных снарядов. Всего в городе пострадало 24 км сети низкого напряжения и 14 км воздушной сети 6 кВ. Артобстрелом полностью разрушено одно тран­сформаторное помещение с трансформатором. В случае повреждения линий сотрудники сетей немед­ленно, в любое время суток выезжали для устранения повреждений и восстановления электроснабжения. По городу такие повреждения ликвидировались  бригадой под руководством начальника кабельной сети В.И. Константинова или техника Ф.А. Кузнецова, монтерами-кабельщиками П.И. Нагорнеевым, Е.П. Коневецким, П.И. Хромоножкиным и П.А. Шамаевым. Работники линейного участка почти каждый день выезжали для восстановления линий, поврежденных военными дей­ствиями, в фронтовую полосу. Особую отвагу и самоотверженность при выполнении таких работ проявили монтеры-линейщики Г.Я. Горбачев, И.П. Архипов, Д.С. Боев, Ф.Ф. Очнев под руководством и при участии начальника участка А.А. Долговай.


Окоп на перекрестке улиц Коммунаров и Советской г.Тулы. Бойцы с противотанковым ружьем обороняют улицу.jpg


Окоп на перекрестке улиц Коммунаров и Советской г.Тулы. Бойцы с противотанковым ружьем обороняют улицу




Много снарядов врага падало на территорию города. Попадали снаряды и на территорию объектов района электросетей: в Кремле, на Старо-Тульскую подстанцию в поселке Кирова. Больше всего попаданий было на подстанции Новая Тула. Около этой подстанции расположился наш тяжелый артиллерийский дивизион, 152 м/м гаубиц полтора месяца обороны Тулы с этой позиции доставлял много «неприятностей» гитлеровцам, доставая своими пушками почти до Щекино 20-30 км. Но это было и своеобразной приманкой, которая притягивала врага. Разрыв любого вражеского снаряда вблизи трансформаторов или в закрытом распредустройстве мог привести к немедленному разрушению под­станции и уничтожению всей группы персонала. В целях уменьшения перерывов электроснабжения Тулы и области в случае повреждений военными действиями одной фазы питающей линии 110 кв Кашира-Тула, а таких было 95% из всех повреждений, работники Тульского района электросетей многократно переходили на питание района по двум фазам, по схеме «два прово­да – земля».

В ноябре 1941 года для дежурного инженера Каширской ГРЭС и дежурного на подстанции № 64 по Тульскому району был установ­лен порядок подачи напряжения Туле при отсутствии связи, т.е. при повреждении именно фазы «ж», по которой осуществлялась в/ч связь. Это значительно уменьшило перерывы электроснабжения во время обороны города. 

На подстанции Новая Тула весь ноябрь 1941 года, в ходе боев за Тулу, под свист падающих снарядов и мин, коллектив работников района, под руководством начальника подстанции А.В. Холина, продолжал работы по демонтажу основного оборудования подстанций и подготовке его к эвакуации в глубину страны. С 1 по 8 декабря 1941 года, когда гитлеровцы заняли село Высокое (в 3 км от подстанции) и проникли в ближай­шую к подстанции часть Щегловской засеки, советские войска вынужденно отошли к поселку Кирова. Подстанция и завод Новая Тула остались за передним краем обороны. Работы по эвакуации оборудования на подстанции были прекращены. Охрана подстанции и выполнение последнего спецзадания возлагались на ИТР, которые посуточно, по графику, дежурили в проходной подстан­ции. В связи захватом фашистскими войсками Болоховки, Узловой, Сталиногорска, Михайлова, Серебряных прудов, отпала возможность отхода людей и автомашин на Венев и Зарайск. Поэтому необходимость держать на Медвенской подстанции целую группу работников, автомашины, загруженные документацией и аппаратурой, отпала. 1 декабря 1941 года группа была снята и вместе с автомашинами возвращена в Тулу.


Ремонт советской 76-мм дивизионной пушки Ф-22 в дни обороны Тулы.jpeg


Ремонтные работы




Дополнительно сотрудники выполняли и другие правительственные задания. Так, техник П.П. Дмитриев вместе с монте­ром В.И. Сорокиным три дня работали по ремонту электрооборудования бронепоезда Советской Армии, который обычно базировался на ж.д. станции Тула-П для ведения огня по гитлеровцам. 27 ноября 1941 года, в результате боев под Каширой, была пов­реждена линия Кашира-Тула. Электроснабжение Тулы было прекращено. Необходимо было срочно вос­становить и пустить на ЦЭС Патронного завода турбогенератор, разобранный для эвакуации, но пока еще не отправленный. Для этих работ начальник района откомандировал на ЦВС бригаду шести электромонтеров во главе с Холиным, ранее работавшим дежурным инженером на ЦЭС Ново-Тульского металлургического завода. 30 ноября через шины Тульской подстанции генератор дал напря­жение и принял нагрузку части города.

Эксплуатировать энергосистему без достаточно развитой, обособленной от каналов Министерства связи, самостоятельной проводной или высокочастот­ной связи было невозможно. Это стало ясным еще до войны. Тульский район электросетей располагал провод­ными каналами связи со всеми своими подстанциями и монтерскими пунктами на линиях электропередачи, разбросанными на большой территории Тульской области. С Москвой, кроме проводной связи Мосэнерго, идущей по столбам Министерства связи и полосе отчуждения железной дороги Тула -Серпухов-Москва, была еще высокочастотная связь по желтой фазе линии НО кВ Кашира-Тула. В Кашире для этого канала связи был устроен переприем на Москву, на коммутатор Мосэнерго. С начала войны на коммутаторе Мосэнерго был сделан постоянный вывод на коммутатор Государственного комитета Обороны СССР.



Оборона г. Тулы. Осень 1941 г..jpg


Оборона Тулы



С сентября 1941 года, со времени захвата врагом Брянска и Орла, в Тульский район почти ежедневно звонили и интересовались обстановкой директор ВВС - А.Г. Барулин, директор Каширской ГРЭС А.И. Тара­канов, управляющий Мосэнерго И.М. Клочков и первый зам. Наркома электростанций Д.Г. Жимерин. О захвате города Щекино в районе узнали по своей связи от дежур­ного монтера Щекинской подстанции 35 кВ. О захвате Щекино врагами поставили в известность Городской комитет обороны. После этого звонка Щекино и Огоревка были немедленно отключены. При приближении фронта к Туле связь Мосэнерго, в особеннос­ти с Москвой, безоговорочно предоставлялась военному командова­нию и городскому комитету обороны. Особо важную роль в дни обо­роны играл высокочастотный канал через Каширу в Москву. 

Автор этих заметок, возвращаясь в мае 1942 года из Лаптево в Ту­лу, считал из окна вагона на перегонах между станциями Лаптево-Ревякино-Хомяково (20 км) по одну сторону поезда воронки от бомб в зоне линий связи и насчитал более 200 больших и малых воронок. Вот при этих условиях высокочастотная связь, наложенная на желтую фазу линии НО кВ Кашира-Тула сыграла исключительную роль, обеспечивая Комитету обороны города и штабу 50-й армии генерала Болдина, защищавшей город, надежную связь с Государ­ственным комитетом обороны СССР и командованием Западного фрон­та. Линия НО кВ Кашира-Тула под городом Тулой проходила в 6-8 км от железной дороги, а за Лаптевым удаляется от нее на рас­стояние от 12 до 25 км. Поэтому она и не пострадала при бомбардировках, которым фашисты подвергали железную дорогу Тула-Серпухов, на всем её протяжении.


Bode-raz-11.jpg


Ремонт линии


У Тульского района Мосэнерго, кроме названной выше в/ч связи по проводам линии ПО кВ, была и существует сейчас еще проводная связь с Каширой, идущая вдоль линии ПО кВ. Эта связь во время боев под Тулой также уцелела. От этой линии связи отпайками висели телефоны Медвенской, Синетулицкой, Сухотинской и Лаптевской подстанции 35 кВ, Крюковского и Астрецовского монтер­ских линейных пунктов Тульского района и дальние телефоны монтерских пунктов Подольского района Мосэнерго около Каширы. Вызов нужной подстанции или пункта осуществлялся разным числом звонков, как в густонаселенной коммунальной квартире. Так, в саму Тулу - один звонок, Медвенку - два звонка, Синетулицу - три, Сухотино - четыре, Крюково - (монтерский пункт) - пять, Лаптево - шесть звонков и так далее. В эти напряженные дни, до вполне понятных причин, при звонке на одну из подстанций поднимались телефон­ные трубки и слушались разговоры на многих точках. Оставшийся персонал Тульского района из этих «подслушанных» переговоров получал информацию о событиях в других точках около Тулы и самом городе.

После восстановления 30 ноября 1941 года линии ПО кВ мы в Тульском районе знали из Москвы и Каширы, что немцев гонят и бьют. Поэтому, невзирая на тяжесть положения в самой Туле, все работники в районе Мосэнерго были полны бодрости, уверенности в успехе наших войск и убеждения скорого снятия осады с Тулы. 1 декабря 1941 года к вечеру позвонил Пономареву дежурный монтер Сухотинской подстанции Лебедев. Пономарев уехал в Комитет обороны города, поэтому ответил начальник линейного участка Долговой. Автор, находясь на линейном участке, «подслушивал» разговор по второй трубке. Лебедев сообщил Долгову, что через деревню Федяшево в 1,5 км южнее Сухотинской подстанции, с востока на ст. Ревяки­но прошли 12 больших танков и I танкетка. Чьи они - наши или немецкие - Лебедев не мог рассмотреть. Но потом в районе ст. Ревякино (5 км от Сухотина) поднялась сильная орудийная стрель­ба. Долгов предложил Лебедеву: «Связаться с расположенным в лесу около Сухотина батальоном и просить послать разведку или, в крайнем слу­чае, пойти в Крюково (2,5 км) на разведку самому Лебедеву». Командир части пополнения не принял мер по сигналу Лебедева, разведку не послал и дорого заплатил за это, т.к. немцы, ранее разведав расположение батальона пополнения, ударили по нему танками, пехотой и разгромили его.


Комитет обороны г.Тулы.jpg


Комитет обороны Тулы, 1941 год



Долгов, после разговора с Лебедевым, немедленно позво­нил на Крюковский монтерский пункт. Монтерский пункт в Крю­ково был размещен в центре села недалеко от сельского пруда. На пункте в это время работали монтеры, отец и сын Веденеевы. Отцу было 44 года, сын уже отслужил до войны в армии. На звонок Долгова ответил Веденеев-отец. На ряд вопросов Долгова - не видел ли Веденеев приближающихся к Крюкову немцев - получил чрезвычайно сбивчивые ответы. Наконец Долгов прямо спросил «Веденеев, есть у тебя немцы?». Веденеев ответил: «Да», потом с криком боли повторил: «Да нет, какие здесь немцы, нет никого». Этим Веденеев дал понять, что в Крюкове немцы. После отгона от Каширы немецкие части уже делали попытку замкнуть с севера кольцо вокруг Тулы, повернув частью войск на запад, на Лаптево. Это не удалось. Тогда немцы из Венева по шоссе на Тулу через Торхово двинулись на запад, захватили Синетулицу, Крюково и, наконец, станцию Ревякино с востока. Шоссе Тула-Серпухов уже было перерезано немцами с запада в районе Севрюково. Между теми и другими частями немец­ких войск, с севера от Тулы, осталось пространство 2,5 километра, без дорог, простреливаемое с обеих сторон даже огнем из винтовок. Крюково было захвачено немецкими частями, а в доме монтерского пункта разместился штаб фашистской дивизии. Веденеев-отец вел разговор по телефону с Долговым в присутствии фашистского генерала и офицеров штаба, расположившегося в этой комнате монтерского пункта. Конечно, Веденеев-отец больше не звонил, так как фашис­тами немедленно был брошен в сарай. В этом сарае он встретился со своим сыном и с Лебедевым, пришедшим из Сухотина. Все трое уцелели, хотя и пробыли в сарае 5 дней. Спасло их от расправы то, что они все были в штатском, у всех были удостоверения, что они монтеры Мосэнерго. Местные жители села Крюкова подтвердили, что они давно тут живут и работают, и, главное, - быстрота бегства от наших войск гитлеровцев из Крюкова обратно, в сторону Венева.



Командир 2-го кавалерийского корпуса генерал-майор П.А. Белов проводит совещание с офицерами.jpeg


Командир 258-й стрелковой дивизии генерал Трубников К.П. (второй справа) в дни обороны Тулы




На Лаптевской подстанции из двух монтеров старшим работал Лепин. Толковый монтер и находчивый человек. Он, конечно, «подслушивал» разговоры Долгова с Лебедевым и Веденеевым. Как только Долгов кончил говорить с Веденеевым, он не выдержал и ввязал­ся в разговор: «А ведь в Крюкове, конечно, немцы есть». «Похоже на это», - ответил Долгов. В это время в разговор Долгова с Лебедевым ввязался третий голос с заметным акцентом: «Алло, Льепин, откуда Вы говорите?». Лепин мгновенно нашелся и ответил: «Из Забалдуева». «А где это Забальдуево?» - переспросил голос. «На 50 километров южнее Вас», - ответил Лепин. Хотя Лаптево, откуда говорил Лепин, было расположено всего за 12 километров к северу от Крюкова. Как рассказал освобожденным после отгона немцев Веденеев-отец, немецкий офицер, владевший русским, ввязался в разговор Долгова с Лепиным, чтобы узнать, куда по этой связи еще можно звонить, так как Веденеевы сказали немцам, что по этому теле­фону они могут звонить только в Тулу и на Сухотинскую подстан­цию. Можно еще привести много примеров и других фактов значения и услуг делу обороны Тулы, которые оказала диспетчерская оперативная электросвязь Мосэнерго.

Гитлеровские войска начали свой обратный путь, путь бегства от Советской Армии. 16 декабря нашими войсками освобожден город Щекино. Восстановле­ние электрических сетей началось сразу, по пятам отступающего врага. Монтерам-линейщикам приш­лось ходить прямо по трупам убитых гитлеровцев. Совет народных комиссаров обязал к 29 декабря 1941 года дать напряжение и обеспечить электроснабжением город Щекино, к 4 января 1942 года - поселок Болоховка и город Сталиногорск. Все установленные Правительством сроки коллективом тульских сетевиков были выполнены в срок.

Уже в 1942 году удалось восстановить Болоховскую подстанцию с мощностью трансформаторов в два раза большей, чем подстанция имела до взрыва. Туда пришли трансформаторы с Павшинской и Люберецкой подстанций под Москвой, высвободившиеся в связи с эвакуацией потребителей. Восстановили и ввели в действие нахо­дившийся в ремонте трансформатор на Щекинской подстанции, в результате чего мощность её возросла в 1,5 раза.

По линиям и подстанциям необходимо было провести работы, увеличивающие мощность подстанций и повышающие надежность электроснабжения потребителей. В Туле были убеждены в невозможности повторного прихода немцев. Уголь и оборонные заводы области нужно было полностью обеспечивать электроснабжением в условиях фронтовой области.

В 1941 году Тульский район электросетей Мосэнерго сам не получал ваго­нов для эвакуации оборудования, но использовал для этой цели 20 вагонов, выделенных оборонным заводам. Все ценные устройства релейной защиты, в первую очередь, французские (РХАР и СДС) и американские (Вестингауз), с подстанций 64, 65, 178 и других были отправлены с составами оружейного завода на Урал. А все силовое оборудование и трансформатор были направлены с эшелоном завода Новая Тула в Новосибирск.

В апреле 1942 года электромонтер-релейщик В.И. Сорокин был отправлен в Новосибирск, куда увезли оборудование. Он пересмотрел огромные склады оборудования, нашел почти все, что было отправлено Тульским районом электросетей, за исключением трансформатора (он уже был направлен для установки на один из объектов). Релейные защиты из-под Златоуста были отгружены еще самим Сорокиным. А из-под Новосибирска оборудование начало воз­вращаться в конце 1942 года. Закипела работа по восстановлению под­станции № 178 и установке релейной защиты на подстанциях №№ 64, 65 и 178.

А.ВАСИЛЬЕВ

1 марта 1966 года

Подлинник находится в архиве Тульских электро­сетей «Тулэнерго».



Назад к списку очерков