5. Торф

Глава книги "Мосэнерго за 40 лет" под редакцией М.Я. Уфаева, А.П. Немова, Я. М. Островского и Г. С. Сафразбекяна 1958 года выпуска.




Началом промышленной добычи торфа как топлива для нужд промышленности следует считать 70-е годы прошлого столетия. В 1871 г. на долю торфа в топливном балансе фабрик и заводов Московской губернии при­ходится уже 12,7% (84 тыс. т), а в 1880 г.— 19,9% (140 тыс. т). Торф использовался в топках паровых котлов главным образом текстильных предприятий.

Наиболее совершенными для того времени конструкциями торфяных топок были: шахтно-ступенчатая топка инж. Степанова, пред­ставляющая собой шахту с наклонной решет­кой из кирпичных сводиков, и шахтно-механическая топка инж. Ковальского, имеющая небольшую шахту с наклонной чугунной ре­шеткой, нижняя часть которой совершает воз­вратно-поступательные движения для обеспе­чения равномерной сдвижки топлива.

Механический недожог составлял 2—3%, химический недожог 6—10%, потери от уно­са и в окружающую среду около 3%. Избы­ток воздуха в топках удавалось поддержи­вать порядка 1,25—1,3. Напряжение зеркала горения составляло 0,75—1 млн. ккал/м2-ч. Коэффициент полезного действия топок оце­нивался 85—90%. Топки не имели искусствен­ного дутья и работали на холодном воздухе. Шахтные топки ставились под котлы до 450 м2

Основным способом добычи торфа был ма­шинно-формовочный, который требовал боль­шого количества рабочей силы.

Как известно, за границей торф почти не добывался л не использовался в качестве топ­лива. Лабораторией техники торфосжигания и торфодобычи в больших масштабах явилась электростанция «Электропередача», где рус­скими инженерами отрабатывались новые ти­пы торфяных топок и способы добычи торфа. В 1914 г. в 78 км от Москвы была постро­ена первая районная электростанция в России «Электропередача» для работы исключитель­но на торфе с передачей электроэнергии в Москву по высоковольтной линии электропе­редачи.




img141_1.jpg


Предтопок инж. Елизарова.



На электростанции было установлено 15 котлов поверхностью нагрева от 300 до 750 мг на давление 12 ат и температуру пара 325° С. Большинство установленных котлов было де­монтировано с 1-й МГЭС. Котлы были оборудо­ваны искусственной тягой. На «Электропередаче» проверялись различ­ные типы шахтных тонок: инж. Степанова, проф. Ломшакова, инж. Ковальского и др. Однако эти топки не обеспечивали устойчи­вой паропроизводительности вследствие зава­лов и прогаров шахт и необходимости частых шуровок.

После 1917 г. вопросу сжигания местных топлив и, в частности, торфа стало уделяться особое внимание вследствие дефицитности до­нецкого топлива и мазута во время граждан­ской войны.

В начале 1921 г. была построена топка Теплового комитета с цепной решеткой, ко­торая после ряда усовершенствований позво­лила обеспечить механизацию подачи топлива и удаления шлаков, устойчивый процесс горе­ния и производительность котла. Одновременно на Ленинградской трамвайной электростанции пцж. Макарьев предложил комбинацию шахт­ной топки инж. Степанова с цепной решеткой. На электростанции «Электропередача» бы­ли проверены к эксплуатации различные комбинации пред-топков с цепной решеткой, в частности предтопок инж. Ели­зарова. Предтопок инж. Елизарова представляет собой шахту с двумя рядами по высоте наклонных чугунных ко­лосников, на которых создают­ся и автоматически поддержи­ваются очаги горения торфа.

Проведенные в декабре 1922 г. испытания шахтно-цеп-ной топки с предтопком Ели­зарова на «Электропередаче» и шахтно-цепной топки с пред­топком Макарьева на времен­ной Шатурской ГРЭС показали хорошие результаты. В связи с этим шахтные топ­ки на всех котлах «Электропе­редачи» были заменены на шахтно-цепные. Вначале шахтно-цепные толки были с открытым фронтом, через который засасывался воздух для горения. Регулирования воз­духа под решеткой' по зонам не было. Работа котлов на холодном воздухе приво­дила к резкому снижению паропроизводи-тельности котлов при поступлении влажного торфа. Горение торфа различной влажности регулировалось толщиной слоя на решетке. Паросъем составлял 20—25 кг/м2-ч. В период с 1923 по 1927 г. была произве­дена реконструкция старой котельной с заме­ной котлов № 1—8 двумя котлами Гарбе (№ 20, 21) по 750 м2, а также сооружена но­вая котельная с установкой четырех котлов Гарбе (№ 16—19) по 750 м2. Котлы были обо­рудованы экономайзерами, воздухоподогрева­телями для подогрева воздуха до 110°С и шахтно-цепнымп топками с предтопком Ели­зарова. Цепные решетки имели три зоны дутья: скорость решеток могла меняться от 3,7 до 13 м/ч. Новые котлы позволили иметь паро­съем 40—55 кг/м2-ч, устойчиво работать на более влажном торфе и имели КПД. брутто 84—88% в зависимости от влажности торфа. В связи с недостатком донецкого и нефтя­ного топлива, источники которых в период гражданской войны (1918—1919 гг.) были от­резаны от Москвы, встал вопрос о сооруже­нии в кратчайший срок новой электростанции на торфе. В 1918 г. начала создаваться топливная база будущей электростанции — Шатурские торфоразработки.

По плану ГОЭЛРО мощность первой оче­реди Шатурской ГРЭС была определена в 50 тыс. квт. Так как имевшиеся в то время на электростанции «Электропередача» шахтные торфяные топки не отвечали условиям работы под котлами большой мощности, а более со­вершенных топок для торфа ни у нас, ни за границей не существовало, было решено до постройки основной электростанции мощно­стью по плану ГОЭЛРО в 50 тыс. квт постро­ить временную Шатурскую электростанцию, на которой должны были быть отработаны вопросы экономичного сжигания торфа с ми­нимальными эксплуатационными затруднения­ми. Для временной электростанции были ис­пользованы снятые с военных судов три шат­ровых котла типа Ярроу поверхностью на­грева по 500 м2. Котлы были установлены в виде елки один над другим, причем нижний являлся па­рогенератором, средний — перегревателем и верхний — экономайзером, над последним был установлен еще чугунный экономайзер 616 м2. Топка под котлом была системы Теплового комитета — шахтная, двухскатная с наклон­ными качающимися колосниками и с враща­ющимися ребристыми валами для дробления и удаления шлака. Котел должен был давать пар давлением 14 ат, 310° С на турбину мощ­ностью 5 000 квт. Временная Шатурская ГРЭС была сооружена в течение одного года, и в июле 1920 г. состоялось ее открытие. Сжигание торфа в топке системы Теплово­го комитета оказалось весьма неэкономич­ным. Паропроизводительность котла состав­ляла 8 т/и вместо 24 т/ч по проекту. Для полного использования установленной мощности временной Шатурской электростан­ции были установлены и в сентябре 1922 г. пущены в эксплуатацию три котла по 345 м2 с шахтно-цепными топками Макарьева, заре­комендовавшими себя в работе на Ленинград­ской трамвайной электростанции. Предтопок Макарьева представляет собой шахту с неподвижными кирпичными ступен­чатыми сводиками, на которых образуются очаги горения торфа. Котлы с шахтно-цепными топками обеспе­чили паросъем до 40—50 кг/м2 - ч, и электро­станция стала устойчиво нести 1 нагрузку 4 200 квт. В 1923 г. топка системы Теплового коми­тета под котлом Ярроу также была заменена шахтно-цепной топкой Макарьева. Шахтно-цепные топки конструкции Елиза­рова и Макарьева с горячим дутьем обеспе­чили организованный процесс горения торфа, начиная с подсушки и кончая его полным сго­ранием, высокую степень механизации поступ­ления торфа и удаления шлаков. Напряжение зеркала горения решетки при сжигании торфа было достигнуто порядка 2 млн. ккал/м2 -ч. Химический и механический недожоги состав­ляли в сумме 2—5% в зависимости от влаж­ности торфа при избытке воздуха 1,25—1,3. Таким образом, создание шахтно-цепной топки разрешило задачу рационального сжи­гания торфа под котлами значительной мощ­ности. Для первой очереди Шатурской ГРЭС бы­ла запроектирована установка 12 котлов по 750 м2 в двух котельных, в том числе два ре­зервных котла. Котлоагрегаты предусматрива­лись с воздухоподогревателями, впервые при­мененными в. Советском Союзе, и с шахтно-цепными топками Макарьева.

Строительством Шатурской ГРЭС руководил инженер, впоследствии академик, А. В. Винтер. Закладка ГРЭС произошла 10 июня 1923 г., а 23 сентября 1925 г. Москва впервые получи­ла электроэнергию от Шатурской ГРЭС по линии передачи ПО кв. К этому моменту был закончен монтаж шести котлов (в первой ко­тельной) и турбины № 1. В начале 1927 г. находились в эксплуата­ции все три турбины на общую мощность 48 тыс. квт и девять котлов. Это количество котлов с избытком обеспечивало паром тур­бины, так как шахтно-цепные топки Макарье­ва обеспечили устойчивую паропроизводитель­ность котлов 35—37 т/ч вместо 26 т/ч по про­екту. Ввиду необходимости дальнейшего расши­рения Шатурской ГРЭС было решено на ме­сте, предназначавшемся для установки ос­тальных трех котлов, установить три более мощных котла (по 1 200 м2); кроме того, по­строить третью котельную с шестью котлами по 1 500 м2 и установить еще два конденса­ционных турбогенератора мощностью по 44 тыс. квт. Котлы второй очереди Шатурской ГРЭС были поставлены без водяных экономайзеров, но с развитыми воздухоподогревателями для подогрева воздуха до 300° С с целью обеспе­чения устойчивого сжигания торфа влаж­ностью до 50%. Вторая очередь Шатурской ГРЭС была введена в эксплуатацию в период с ноября 1928 г. по сентябрь 1929 г., и электростанция достигла мощности в 136 тыс. квт. Последний котел 1 500 м2 (№ 18) был установлен в 1931 г. 



img143_2.jpg img143_1.jpg




Выявленный в процессе эксплуатации резерв котельной мощности позволил установить третий турбогенератор в 44 тыс. квт (№ 6) без установки дополнительных котлов. Новая мощность была введена в августе 1938 г., и установленная мощность Шатурской ГРЭС достигла 180 тыс. квт. Первые годы эксплуатации Шатурская ГРЭС обеспечивалась кусковым торфом хоро­шего и однородного качества, главным обра­зом машинно-формовочного производства. С 1931 г. условия эксплуатации на Ша­турской ГРЭС усложнились в связи с значи­тельным повышением влажности кускового торфа и появлением в топливном балансе станции фрезерного торфа. Влияние влажно­сти торфа на паропроизводительность и к.п.д. котла видно на рисунке.

Коллектив Шатурской ГРЭС справился со сжиганием торфа влажностью до 50% и дру­гих видов топлива, а также обеспечил мощ­ность 180 тыс. квт. В период 1932—1934 гг. выявился дефи­цит торфа, что вынудило сжигать в шахтно- цепных топках несвойственные им виды то­плива — донецкий и подмосковный угли и дрова. Установка в 1933 г. турбогенератора № 6 потребовала более напряженной работы котлов. Для дальнейшего повышения паропроиз-водительности котельных, создания резерва котельной мощности и повышения КПД. кот­лов были выполнены в последующие годы следующие мероприятия: в 1935—1940 гг. проведено экранирование котлов 1 200 и 1 500 м2, что дало возможность повысить паропроизводительность котлов с 42 до 62—82 т/ч; в 1937—1940 гг. панельные и шлаковые балки, охлаждавшиеся озерной водой, были включены в общую циркуляцию котла, а так­же заменены шлакосниматели Штейнмюллера на бимсовые, что повысило КПД. котла на 1,5-2%. В связи с повышением содержания мелочи в кусковом торфе ухудшился процесс сжига­ния торфа. Влияние содержания ме­лочи в кусковом торфе на КПД котла видно на рисунке.



img144_1.jpg




Для улучшения процесса сжигания куско­вого торфа с повышенной влажностью и со­держанием мелочи на котле № 12 Шатурской ГРЭС в 1952 г. предтопок Макарьева был пе­ределан по образцу упрощенного предтопка Померанцева (наклонные подсушивающие ступени и тормозная балка). В результате проведенных мероприятий КПД котельных, несмотря на ухудшение ка­чества топлива, повышался, а удельный рас­ход топлива на выработанный киловатт-час снижался. В 1930 г. была введена в эксплуатацию ТЭЦ № б Мосэнерго (Орехово-Зуевская), ос­новным назначением которой являлось снаб­жение теплом и электроэнергией Орехово-Зу­евского хлопчатобумажного комбината. Вначале было установлено три котла паропроизводительностью по 38 т/ч с шахтно-цепными топками Макарьева, а в 1948 г. с такой же топкой был установлен котел (№ 5) произво­дительностью 60 т/ч, имевший цепную решет­ку шириной 6,3 м и длиной 9,2 м. На котле № 5 был опробован другой спо­соб улучшения сжигания влажного кусково­го торфа. В шахте предтопка Макарьева с плотным фронтом была установлена шурую­щая планка для механизированного удаления шлака с трех подсушивающих ступеней шах­ты. Из-за неудачной конструкции механизмов шурующей планки происходило ее заедание, в связи с чем от удаления шлака с трех сту­пеней пришлось отказаться и оставить уда­ление только с одной подсушивающей ступе­ни. Работа такой шурующей планки облег­чает труд кочегара и несколько улучшает процесс подготовки топлива, особенно влаж­ного, в подсушивающей шахте. В 1929 г. перед торфяными электростан­циями была поставлена задача освоения сжи­гания фрезерного торфа.




img145_1.jpg




Фрезерный способ добычи торфа был пред­ложен и разработан советскими инженерами в период 1922—-1927 гг. Этот способ за счет более быстрой сушки фрезерного торфа дает возможность за сезон с той же площади тор­фяника получить в 2 раза больше торфа, чем при гидравлическом способе добычи, и за счет большей механизации добычи иметь в 5 раз более высокую выработку на одного произ­водственного рабочего. Себестоимость фрезер­ного торфа (приведенная к условному топли­ву) ниже, чем для кускового торфа. Первоначально были сделаны попытки сжигать фрезерный торф путем смешивания его с кусковым торфом в бункере. Однако вследствие неравномерной смеси кускового и фрезерного торфа, поступавшей на цепную решетку, возникало кратерное горение, при­водившее к большому избытку воздуха в топке и значительному механическому недо­жогу. В связи с этим Шатурская ГРЭС ч ГРЭС имени Классона в 1931 г. перешли к сжиганию фрезерного торфа с досыпкой его на слой кускового торфа. Этот спо­соб оказался приемлемым и получил большое распространение на электростанциях Совет­ского Союза, допуская возможность сжигания фрезерного, торфа до 30%' от количества со­жженного торфа.

Однако такой способ сжигания фрезерного торфа задерживал рост его потребления и быстрое развитие добычи. Поэтому необходимо было освоить сжигание фрезерного торфа в чи­стом виде. Трудности в освоении сжигания нового то­плива были большие, но советские теплотех­ники, несмотря на отсутствие опыта, в отно­сительно короткий срок разработали ра­циональные топочные устройства, обеспечив­шие эффективное сжигание фрезерного тор­фа. На ГРЭС имени Классона и на Шатурской -ГРЭС за период с 1930 по 1935 г. было про- ведено опробование различных методов сжи­гания фрезерного торфа в чистом виде.

На Шатурской ГРЭС на котле № 4 (750 м2) было проверено:

а) сжигание фрезерного торфа в шахтно-цепной топке на цепной решетке с особо организованным дутьем в слой топлива для его взвихривания;

б) сжигание фрезерного торфа во взвешенном состоянии в топке системы Шершнева без предварительной подготовки;

в) сжигание в топке системы Мосэнерго во взвешенном состоянии с предварительной подсушкой и дроблением фрезерного торфа. Эти способы сжигания фрезерного торфа на Шатурской ГРЭС не нашли практического применения.

Для эффективного сжигания фрезерного торфа в чистом виде в период с 1947 по 1954 г. на Шатурской ГРЭС были передела­ны топки шести котлов по 1 500 м2 со слое­вого сжигания на камерное с шахтно-мельничными топками. Одновременно была повы­шена паропроизводительность котлов с 82 до 100 т/ч за счет дополнительного экранирова­ния и развития хвостовых поверхностей. На каждый котел было установлено по две шахт­ные мельницы с тангенциальным подводом топлива и горячего воздуха. Первоначально амбразуры шахт были простые. С целью улучшения процесса горе­ния в 1954—1957 гг. простые амбразуры шахт были переделаны, что уменьшило пульсацию топки, а также обес­печило снижение содержания горючих в уно­се с 1,3 до 0,7%. Динамика изменения показателей котлов Шатурской ГРЭС, работающих на фрезерном торфе, представлена в таблице.



img145_2.jpg




На ГРЭС имени Классона на котле № 19 (750,м2) проводились опыты по сжиганию фрезерного торфа во взвешенном состоянии с подсушкой по замкнутому циклу с приме­нением мелющего вентилятора. Топка с мелющим вентилятором для ГРЭС имени Классона была разработана Мосэнер­го при консультации специалистов ВТИ и из­вестна под названием топки ВТИ — Мосэнерго. В течение 1932—1935 гг. топка котла №19 подвергалась ряду конструктивных измене­ний, главным образом в элементах тракта сушки и размола. В связи с отсутствием экра­нирования при влажности фрезерного торфа ниже 40% происходило сильное шлакование топки. Это обстоятельство было учтено при последующей реконструкции под сжигание фрезерного торфа котлов № 17 и 18, где бы­ли установлены экраны на боковых стенах топки. Топка конструкции ВТИ—Мосэнерго была также применена на ТЭЦ № 6. Топка ВТИ—Мосэнерго позволяет сжигать фрезерный торф влажностью до 55% без под­свечивания мазутом, обеспечивая удельный паросъем с котла 50 кг/м2 • ч. Коэффициент полезного действия котла с топкой ВТИ — Мосэнерго на ГРЭС имени Классона составлял 82—84%. По испытаниям, проведенным на котле № 18 в 1949 г., потери составляли с химическим недожогом от 1,5 до 3%, с механическим недожогом 1,5—2%. Расход электроэнергии на тягу и дутье 9— 10 кет-ч/т пара, на помол 4—6 квт • ч/т торфа.




img146_а.jpg



 Эжекционная горелка для сжигания фрез-торфа в тонких струях.





В 1948—1949 гг. была выполнена модер­низация ГРЭС имени Классона с надстрой­кой высокого давления. Было установлено три котла на давление 120 ат, из них два произ­водительностью по 64 т/ч и один 70 т/ч для работы на фрезерном торфе. К этому времени вопрос рационально­го сжигания фрезерного торфа был уже решен путем применения шахтно-мельничных топок. На этих котлах были установлены шахтные мельницы завода «Комега» типа ШМА 1500/1668 с аксиальным подводом воз­духа температурой 325° С, по две мельницы на котел. При средней скорости потока аэросмеси в шахте 3,6—4,5 м/сек и поступлении в мель­ницу воздуха с температурой 270—300° С сте­пень подсушки колеблется от 7 до 14% при исходной влажности торфа 48—50%. При увеличении производительности мельницы сверх 15 т/ч и снижении температуры возду­ха, поступающего в мельницу, ниже 275° С степень подсушки фрезерного торфа резко снижается. Установленная на выходе из шахты про­стая амбразура не обеспечивала хорошего использования топочного пространства. Факел был отжат к задней стенке топки и горение частично происходило в области пароперегре­вателя, создавая излишний перегрев пара. Для улучшения аэродинамики шахты и топки бы­ла опробована установка различных щитов и козырьков в шахте, а также горизонтальных и вертикальных рассекателей в амбразурах. Однако существенного улучшения достигну­то не было. Котлы работали с значительным химическим недожогом (до 4%) и содержа­ние горючих в уносе было выше, чем на кот­лах для фрезерного торфа Шатурской ГРЭС. С целью улучшения процесса за счет луч­шего использования топочного пространства в 1955 г. на котле № 23 были установлены эжекционные горелки по проекту Оргэнерго-строя, а на котле № 22 по предложению МЭИ фронтовые и потолочные горелки для сжига­ния фрезерного торфа в тонких струях (рис. Кроме этого, на котле № 22 для улучше­ния качества пыли гравитационные шахты мельниц были заменены инерционными.

Опыт эксплуатации и испытания показа­ли, что заполнение топочного пространства на этих котлах значительно улучшилось, сни­зился химический и механический недожог в сумме до 0,8%. При нагрузках до 64 т/ч ис­пользуются только фронтальные горелки. При работе одновременно фронтовых и потолоч­ных горелок нагрузка была поднята до 75 т/ч. Эксплуатационные наблюдения и испыта­ния показали, что инерционные шахты позво­ляют улучшить процесс горения в топке; при этом резко сокращаются количество топлива, идущего в провал, а также содержание горю­чих в уносе. Перерасход электроэнергии, обу­словленный увеличенным аэродинамическим сопротивлением инерционной шахты, окупает­ся сокращением потерь с механическим недо­жогом. При капитальном ремонте 1956 г. грави­тационные шахты котлов № 23 и 24 также были переделаны на инерционные с несколь­ко измененными козырьками для уменьшения аэродинамического сопротивления. Для сниже­ния расхода электроэнергии на собственные нужды в 1956 г. переделан аксиальный под­вод воздуха на шахтных мельницах на тан­генциальный. 




img147_12.jpg




В результате проведенных мероприятий технико-экономические показатели ГРЭС име­ни Классона из года в год улучшались. Однако эти показатели несколько ниже, чем на фрезерных котлах Шатурской ГРЭС, вследствие больших потерь тепла с уходящи­ми газами.

На Шатурской ГРЭС и ТЭЦ № 6 имеется 16 котлов производитель­ностью от 40 до 65 г/ч с шахтно-цепными топками Макарьева и один котел производи­тельностью 65 т/ч с шахтно-цепной топкой с предтопком Померанцева. По данным испы­таний технико-экономические показатели котлов с шахтно-цепными топками следую­щие: к.п.д. 85,5—86,5%; потери с уходящим газами 8,0—10,0%; потери с механическим недожогом 0,7—1,2%; температура уходящих газов 140—170° С. Среднегодовые эксплуата­ционные к п.д. котлов с шахтно-цепными топ­ками за 1956 г.-колебались от 83 до 86,1%, а Тух от 147 до 175° С. Качество кускового торфа, сжигаемого ГРЭС имени Классона и Шатурской ГРЭС, представлено в таблице. 




img148_1.jpg


img148_2.jpg





На показатели работы слоевых котлов оказывают значительное влияние высокое содержание мелочи (более 10%) в кусковом торфе, а также влажности (выше 40%). Например, при увеличении содержания мелочи с 20 до 40% КПД котла снижается на 4%, а при увеличении влажности с 35 до 45% паропроизводительность снижается на 12%, а КПД на 2,5% (абсолютных). Фрезерный торф сжигается на 10 котлах с шахтно-мельничными топками (ГРЭС № 3 и 5 и ТЭЦ № 6) и на трех котлах с топкой ВТИ — Мосэнерго (ГРЭС № 3). На трех кот­лах ТЭЦ № 6 со слоевыми топками произво­дится сжигание фрезерного торфа в виде до­сыпки его до 20% на слой кускового торфа. Единичная производительность котлов, ра­ботающих на фрезерном торфе, составляет от 45 до 105 т/ч. Качество фрезерного торфа, сжигаемого за последние 5 лет на ГРЭС имени Классона и Шатурской ГРЭС, показано в таблице.




img148_3.jpg




Влияние влажности фрезерного торфа на паропроизводительность и КПД котлов пред­ставлено на рисунке. Технико-экономические показатели, дости­гнутые при сжигании фрезерного торфа в чистом виде, представлены в следующей таб­лице по данным испытаний. работай план перевода всех слоевых котлов на сжигание фрезерного торфа. Перевод Ша­турской ГРЭС целиком на сжигание фрезер­ного торфа предусматривается' одновременно с модернизацией станции. Перевод на сжига­ние фрезерного торфа котлов № 1, 2, 3 и 5 ТЭЦ № 6 предполагается в течение 1957— 1960 гг. При переводе на фрезерный торф пре­дусматривается применение шахтно-мельничных топок и мельниц с тангенциальным подводом топлива.




img148_4.jpg




Доля участия торфяных элек­тростанций в выработке электро­энергии в системе Мосэнерго с 1914 г. постоянно возрастала, до­стигнув в 1930 г. максимума в 68% от общей выработки, а за­тем непрерывно снижалась (кро­ме периода Великой Отечествен­ной войны) и в 1956 г. составила всего 9,8% от выработки тепло­вых электростанций Мосэнерго. Причиной уменьшения доли участия торфяных станций в вы­работке электроэнергии в системе Мосэнерго явилось практически прекращение с 1932 г. роста мощ­ности торфяных электростанций (с этого времени мощность торфя­ных электростанций увеличилась всего на 7%) при одновременном вводе в эксплуатацию большой мощности на гидроэлектростанциях и на уголь­ных тепловых электростанциях.

Отсутствие роста мощности торфяных электростанций обусловлено неустойчивостью топливоснабжения торфяных электростанций ввиду большой зависимости торфодобычи от метеорологических условий. При невыполне­нии плана добычи торфа были случаи вы­нужденного перехода торфяных электростан­ций на другие виды топлива (донецкий и под­московный уголь).



img149_2.jpg


img149_1.jpg




Назад к списку очерков