К-19: подвиг моряков-подводников



«Ранним утром 4 июля подвсплыли на сеанс связи. Море почти спокойное, зыбь. Горизонт чист. Штурман определил место – неувязка минимальная: полторы мили. Погрузились на сто метров. На вахту заступила надежная опытная смена. Все хорошо. На душе спокойно. Перебрался во второй отсек в свою каюту – послушать, как у нас говорят, шумы моря через подушку. В 4.15 в головах у меня взвыла «Нерпа» - динамик межотсечной трансляции: «Товарищ командир, в правом реакторе давление «ноль»! Уровень в компенсаторах объема – «ноль»! Просьба прибыть в центральный пост!». С этих слов и началась наша трагедия…» 



Из дневника командира «К-19» Н.В. Затеева (впервые опубликован Н. Черкашиным в журнале «Подводный флот», №2, 1999 г.)


f16a19f4cf40e6ec94ecc2e123f4cb75__1920x.jpg


«К-19» была первой из российских атомных субмарин, оснащенных баллистическими ракетами для нанесения ракетного удара по наземным целям. На ее вооружении находились 3 ракеты Р-13 комплекса Д-2, разработанного в 1956 году под руководством Главного конструктора В.П. Макеева. Ракеты Р-13 предназначались для надводного старта. «К-19» – это огромная стальная сигара длиной 115 метров и диаметром около 10 ветров, концы которой заварены с двух сторон сферическими крышками. В этой сигаре, носящей название «прочный корпус», располагаются турбины, реактор, электротехника, вооружение, электроника, кубрики личного состава, а также различные системы, обеспечивающие жизнь людей и механизмов, такие, к примеру, как камбуз.


ппп.jpg


Прочный корпус «К-19» при погружении на глубину выдерживает сотни тысяч тонн давления забортной воды. Он покрыт легким корпусом, придающим ей изящные обтекаемые формы. В этом корпусе формируются цистерны главного балласта, благодаря которым создается запас плавучести «К-19». Когда эти цистерны заполняются забортной водой, «К-19» погружается. Когда вода вытесняется из цистерн сжатым воздухом высокого давления, подводная лодка «К-19» всплывает. «К-19» спустили на воду в октябре 1959 года под заводским номером 901. По технической документации она значилась как корабль 658 проекта. За цифрами было скрыто принципиально новое сверхсекретное советское оружие – первый подводный атомный корабль с баллистическими ракетами на борту. Она несла три ракеты с ядерными боеголовками, и эти ракеты были способны сокрушить все живое в радиусе нескольких тысяч километров. Ядерный реактор лодки «К-19» позволял совершать самые дерзкие походы в любые точки Земли в скрытном положении, находясь в толще вод мирового океана.


inx960x640.jpg


Спуская на воду «К-19», Советский Союз отвечал на вызов США, уже имевших на вооружении и подводный атомоход «Наутилус» (его, волею небес, едва не таранит своим форштевнем «К-19» в знаменательный день 12 апреля 1961 года, когда вокруг орбиты Земли летает первый человек), и атомную подводную лодку «Джордж Вашингтон». Та тоже несла на борту три баллистические ракеты, и эти ракеты лишили сна лидера СССР Никиту Хрущева. Успешные испытательные пуски ракет «Полярис» с радиусом действия в 1500 миль с борта «Джорджа Вашингтона», появление ракет «Полярис АЗ» и «Посейдон С3» с радиусом действия в 2800 миль, «Трайдент С4» (3800 миль) не могли не озадачить политическое руководство СССР. «К-19» просто не могла не появиться на свет. «К-19» была вынужденным, вполне адекватным ответом вероятному противнику. Но первый же поход «К-19» ознаменовался столь серьезной аварией, что в 1961 году мир оказался буквально на волоске от новой атомной войны. День аварии на «К-19» (4 июля), совпавший с Днем независимости США, мог стать самым черным днем земного календаря.


xsmVSqEh-JY.jpg


В июне-июле 1961 года Северный Флот проводил крупное учение под кодовым названием «Полярный круг». В учении участвовали три торпедных атомных подводных лодки и головная атомная подводная лодка «К-19» с баллистическими ракетами, крейсер, несколько эсминцев, сторожевых кораблей и других надводных кораблей.


«…Целью похода было разведать оперативную обстановку в районе «боевых действий» и по возможности отследить взаимодействия соседей справа и слева». 


Из воспоминаний старшего помощника В.Н. Енина


«…Согласно плану учения, АПЛ «К-19» выполняла задачу, представляя сторону «синих» - скрытно прорвать охранение «красных», выйти в заданную точку и нанести удар ракетами по назначенной цели». 


Из воспоминаний командира БЧ-2 Ю.Ф. Мухина


«…Наша лодка участвовала в Атлантике в боевых учениях. Отработав все запланированные операции и получив приказ, следовали в новый район Северной Атлантики. Экипажу предстояло произвести пуск баллистической ракеты с выходом из-под арктического льда. Сигарообразное тело лодки выдвигалось плавно, легко слушались рули. На глубине было тихо, океан казался неподвижным. Шла привычная жизнь: заступали на посты вахтенные, свободные от нарядов моряки и офицеры отдыхали. Все механизмы работали, как часы. Экипаж уже соскучился по земле, по родным и близким, любимым. Как-никак – второй месяц в тисках океана, и почти все время под водой. Всплывали только под перископ: в районе учений находились американские корабли, они «щупали» советские субмарины, а наши – их. 4 июля в 4 часа утра я вместе с тремя товарищами заступил на вахту. Все было нормально. И вдруг…»


Из интервью турбиниста БЧ-5 В.И. Тараканова газете «Всем обо всем» (2.05.1996 г.)

В 4 часа утра сработала аварийная защита реактора левого борта. Причиной стало резкое падения давления воды и уровня объема в компенсаторах первого контура системы охлаждения реактора. Заклинило оба насоса, которые обеспечивали циркуляцию теплоносителя. Температура в активной зоне повысилась до величины, опасной разрушением тепловыделяющих элементов. Экипажу пришлось, не имея специальных средств и инструментов, избавляться от дефекта.

В своих воспоминаниях ветеран первого экипажа АПЛ «К-19» Виктор Дмитриевич Стрелец пишет: 


«Ядерный взрыв мог бы произойти рядом с островом Ян-Майен, на котором располагалась военная база НАТО, и быть расценён не как авария, а как провокация или даже удар по территории США, что могло привести к возможному началу Третьей мировой войны. Своими грамотными и решительными действиями командир атомной подводной лодки Николай Владимирович Затеев совместно со специалистами экипажа спас лодку и подводников от неминуемой гибели, а мировой океан и северные страны Европы от непредсказуемой по масштабам экологической катастрофы».


Опыт борьбы с такого рода авариями у советского флота был минимальным, и можно лишь восхищаться мужеством подводников, которые в таких условиях сумели сделать все, чтобы избежать атомного взрыва на своем корабле. Но дорогой ценой: в течение двадцати дней после аварии восемь моряков уже на берегу скончались от лучевой болезни. 35 лет информация о происшествии была засекречена, даже родственники погибших не знали о месте их захоронения. 


«От облучения погибли 8 моряков (скончались через неделю после доставки в госпиталь). Вот их имена: капитан-лейтенант Ю. Повстьев, лейтенант Б. Корчилов, старшина 1-й статьи Ю. Ордочкин, главстаршина В. Рыжиков, старшина 2-й статьи Е. Кашенков, матрос С. Пеньков, матрос Н. Савкин, матрос В. Харитонов. Им было по 18-20 лет. Пять моряков похоронили в свинцовых гробах на Кузьминском кладбище тайно. О месте захоронения ничего не сказали даже родственникам. Обнаружил «сверхсекретное» захоронение один из членов экипажа. Случайно. Привёз хоронить мужа сестры и вдруг увидел эти могилки... Могилы находились в запущенном состоянии».


Воспоминания ветерана первого экипажа АПЛ «К-19» Виктора Дмитриевича Стрельца.

После обнаружения могилы в 1996 году, шефство над заброшенной могилой предложил взять Нестор Серебряников, возглавлявший Мосэнерго в те годы. Московские энергетики привели захоронение в порядок и организовали сбор пожертвований на строительство памятника. 4 июля 1998 года в Москве на Кузьминском кладбище состоялось торжественное открытие памятника подводникам, погибшим во время аварии. Авторами монумента выступили скульптор Алексей Постол и архитектор Михаил Панкратов. Памятник выполнен в виде контура подводной лодки с посвящением: «Героям-подводникам первой ракетной атомной лодки «К-19», первопроходцам подводного ядерного флота России». Чествование героев-подводников у прекрасного мемориала стало ежегодной традицией для членов экипажа АПЛ «К-19», ветеранов энергетики (Мосэнерго) и подводников (ВМФ России), а также кадетов морской школы № 50 имени Валерия Харитонова.


pp.php.jpg


Американцы, узнав из рассекреченных источников о судьбе «К-19», сняли фильм «К-19. Оставляющая вдов» с Харрисоном Фордом в роли русского командира Николая Затеева. Когда вдова и дочь Затеева смотрели фильм «К-19», обе плакали, не стесняясь слез - артист оказался удивительно похож на их мужа и отца в молодые годы. «Много лет назад, когда папа еще был жив, я смотрела по телевидению фильм «Беглец» с Харрисоном Фордом в главной роли, - рассказывает дочь Николая Затеева Ирина. - В комнату вошел папа. Он увидел Форда и сказал буквально дословно: «Запомни, Ирина, когда будут снимать фильм про нашу лодку, этот актер будет играть меня». Так оно и случилось. Какой-то дар предвидения у него был, не знаю. Вот только папа не дожил до этого дня».


43388.jpg


11.jpg


(Харрисон Форд и его прототип командир К-19 Николай Затеев, Лайем Нисон - старпом Георгий Кузнецов)


В 2005 году бывший президент СССР Михаил Горбачев выдвинул экипаж подводной лодки «К-19» на Нобелевскую премию мира за ликвидацию аварии атомного реактора на борту этого атомохода. Он считал, что подобная премия подводникам была бы символичной для всего человечества – военные моряки, созданные, по сути, для войны и убийств себе подобных, предотвратили новую мировую войну ценою потери восьми человек своей команды.




Не так давно история К-19 получила неожиданное продолжение. Отслужив свой срок в 2004 году, подводная лодка подлежала списанию и утилизации. Ветеранов К-19 пригласили на завод в Мурманской области, чтобы они могли проститься со своей субмариной. Один из бывших членов экипажа подлодки Владимир Романов выкупил рубку К-19. Она была вновь смонтирована на Пяловском водохранилище в Подмосковье. В 2018 году состоялось торжественное открытие памятника, символизирующего несгибаемую волю и мужество героев-подводников. В этом году по приглашению ветеранов-подводников мемориал посетили ветераны Мосэнерго. 



Ветераны Мосэнерго и компании «Россети Московский регион» совместно с членами Союза моряков-подводников планируют обратиться в Министерство обороны РФ с ходатайством о присвоении погибшим членам экипажа К-19 звания Героев России.

Литература:

· «Из бездны взываем», Николай Черкашин. «Российская газета», 11.06.1996.

· «К-19. События, документы, архивы, воспоминания». М., 2006.

· «Русская субмарина К-19». М., 2006.

· «Полвека в энергетике», Ю. Вавилов, М., 2019.

Очерк подготовила: Шуленина Ю.Д.



Назад к списку очерков