Электрозаграждения вокруг Москвы в 1941 году

Одним из самых выдающихся военно-инженерных достижений Великой Отечественной войны является строительство в 1941 году под Москвой системы электрозаграждений, в котором принимали участие специалисты Мосэнерго. 

Электризация наземных препятствий известна ещё со времен Первой Мировой войны. В СССР в середине 1930-х годов три института проводили работы с целью создания «непроходимых зон при помощи электризации почвы» – Харьковский электротехнический институт (ХЭТИ), Военно-электротехническая академия (ВЭТА) и Научно-исследовательский институт инженерной техники РККА (НИИТ). ВЭТА и НИИТ вели разработку на принципе изоляции почвы, первая – резиной, второй – смесью битума и гудрона, а Харьковский институт – на принципе «голого провода». Причем в Харькове пытались разработать способы снижения необходимой мощности до параметров передвижных электрических станций. К началу войны система электризации почвы так и не была полностью разработана. И, тем не менее, отдельные недостатки и недоработки не отменяли, по мнению военных инженеров, «в целом … целесообразности устройства, как электрических наземных препятствий, так и электризованных участков почвы как элементов системы оборонительных сооружений».



Инженер Мосэнерго А.И. Голицын

16 июля 1941 года, после того, как советские войска оставили Смоленск, Государственный Комитет Обороны СССР (ГКО) принял решение о строительстве оборонительного рубежа на дальних подступах к Москве – Можайской линии обороны протяженностью 220-230 км.

Главная оборонительная полоса располагалась на расстоянии 120-130 км от Москвы по дуге с севера на юг от Московского моря, западнее Волоколамска и Можайска, до слияния рек Угры и Оки – по линии Кушелево, Ярополец, ст. Колочь, Ильинское, Детчино. Прочность рубежа обеспечивалась естественными водными преградами, непреодолимыми для танков – реками Лама, Москва, Колочь, Лужа, Суходрев. Линия обороны должна была включать в себя 3 оборонительные полосы: главную и 2 тыловые, отстоящие одна от другой на 30-60 км, а также промежуточные и отсечные позиции между ними. Общая глубина оборонительного рубежа должна была составить 120-130 км. Окопные работы и инженерные сооружения должны были производиться одновременно с постройкой противотанковых препятствий в период с 21 по 26 июля 1941 года, для чего привлекалось местное население. Войска приступили к строительству оборонительного рубежа 22 июля. Сроки окончания работ были назначены на 15-25 ноября 1941 года. Таким образом, оборона Москвы строилась как многополосная и глубокоэшелонированная. К концу октября она в итоге представляла собой 4 основные полосы: 1 – Можайская линия, 2 – внешний пояс обороны города (Хлебниковский рубеж), 3 – оборонительная полоса на ближних подступах, состоящая из основной и второй (ныне – вдоль МКАД и Окружной ж.д.), 4 – оборона внутри Москвы по Садовому и Бульварному кольцам.

20 июля 1941 года в ГКО поступила записка заместителя начальника Главного военно-инженерного управления Красной Армии (ГВИУ КА) генерал-майора инженерных войск И.П. Галицкого «О строительстве электризированных препятствий на подмосковном оборонительном рубеже». Предлагалось построить комплекс электризованных препятствий на подмосковном рубеже общей длиной 230 км, из них: 164 км – надземных проволочных электризованных препятствий (колючая проволока, проволочная сеть), 11 км – водных электризованных препятствий, 55 км – участков электризованной почвы.

Предложение И.П. Галицкого поддержали Н.А. Вознесенский и Г.К. Жуков, и 2 августа 1941 года постановлением ГКО № 373 сс для ГВИУ КА был установлен 18-ти дневный срок окончания работ по устройству электризованных препятствий. Наркомату обороны (ГВИУ) было приказано немедленно приступить к созданию на оборонительном рубеже полос электризации почвы и противопехотных заграждений с использованием стационарных силовых установок и линий передачи.



Карта электрозаграждений

Электрозаграждения возводились по линии Хлебниково – Подольск для усиления Московского стратегического плацдарма. Фактически они строились на 2-м тыловом участке Можайской линии обороны и практически совпадали с промежуточной (3-ей) линией Можайской линии обороны, но независимо от неё. Это подтверждается документами ГКО, который осуществлял общее руководство строительством оборонительных рубежей. Например, на имя Заместителя Председателя ГКО В.М. Молотова 20 августа 1941 года поступила следующая записка: «… Данная полоса электризованных препятствий войдет составной частью в комплекс оборонительных сооружений на подмосковном рубеже, о строительстве которого Генштабом подготовлен проект постановления Правительства со сроком окончания работ в октябре месяце… Работа по созданию электризованных препятствий на подмосковном рубеже не имеет непосредственной связи со строительством других рубежей …».

Начальник Управления специальных работ
Западного фронта М.Ф. Иоффе

Географически электрозаграждения возводились в самом глубоком тылу Можайской линии обороны, непосредственно перед укреплениями Московской линии обороны: внешний пояс проходил по третьему оборонительному рубежу Можайской линии обороны, возводимому в 25-45 км от Москвы по линии Клязьминское водохранилище – Хлебниково – река Клязьма – Сходня – Нахабино – Перхушково – Красная Пахра – Домодедово.

Военно-полевое строительство было развёрнуто на базе Научно-исследовательского военно-инженерного института Главного военно-инженерного управления Красной Армии во главе с военными инженерами В.И. Железных и М.Ф. Иоффе. Главным инициатором идеи строительства электрозаграждений и ее реализатором был начальник электротехнического отдела Института военный инженер 2-го ранга Михаил Фадеевич Иоффе. Среди специалистов, принимавших участие в строительстве электрозаграждений, военные инженеры – Д.С. Кривозуб, И.Н. Гуреев, К.В. Зимницкий, М.И. Ершов, М.С. Рошаль, Я.М. Рабинович, В.К. Харченко, И.В. Тихомиров.

Заместитель Главного инженера Мосэнерго,
Главный инженер Управления специальных работ
Западного фронта Г.В. Сербиновский

Но в ГВИУ не было своих специалистов-высоковольтников, поэтому ГКО в конце июля 1941 года обязал Наркома электростанций А.И. Леткова выделить, в основном из системы Мосэнерго, несколько бригад электромонтеров (всего – 100 человек) со специальным инструментом и автотранспортом. 5 инженеров-высоковольтников выделил на работы Всесоюзный электротехнический институт.

Для координации усилий по строительству электрозаграждений было создано Управление специальных работ Западного фронта.

Начальником его стал М.В. Иоффе, а многие сотрудники электротехнического отдела вошли в состав управления. Начальником 1-го района был назначен И.В. Тихомиров. Передний край района начинался у станции Сходня Октябрьской ж. д., проходил по правому берегу реки Горетовка, впадавшей в реку Сходня, пересекал Пятницкое шоссе у деревни Брехово, огибал деревни Козино, Нефедьево и Желябино, пересекал Волоколамское шоссе чуть западнее Нахабино, шел по левому берегу реки Истра и заканчивался за Павловской Слободой.

Электрозаграждения должны были снабжаться электроэнергией от электростанций Мосэнерго. Кроме того, необходимо было соорудить ряд понижающих подстанций и проложить кабель непосредственно к препятствиям. Для проведения этих работ в распоряжение Управления спецработ были направлены инженеры и сотрудники Мосэнерго – А.И. Голицын, А.А. Кузнецов, Н.С. Лебедев, М.В. Матюшин, В.В. Поливанов, Г.С. Сафразбекян, И.М. Федотов, Г.П Сергеев и другие. Главным инженером Управления спецработ был назначен заместитель главного инженера Мосэнерго Г.В. Сербиновский. Всего в строительстве электрозаграждений участвовало около 150 специалистов из Мосэнерго – инженеров, кабельщиков, высоковольтников.

Но столь грандиозное строительство в условиях войны не могло не столкнуться с отсутствием необходимых материалов, инженеров и квалифицированной рабочей силы.


Главный инженер Подольского района
высоковольтных сетей Мосэнерго
М.В. Матюшин

20 августа 1941 года начальник ГВИУ КА генерал-майор инженерных войск Л.З. Котляр, военком ГВИУ А.А. Спассков и начальник НИВИИ В.И. Железных докладывали в ГКО: «1. Постройка линий передач: по плану – 151 км, состояние работ: закончены все строительные работы на 103 км, заготовлено опор дополнительно на 48 км; монтаж выполнен 10 км – по наличию изоляторов из местных ресурсов, задерживает отсутствие изоляторов и крюков. 2. Кабельные работы: план – 234 км, отрыта траншея в 150 км, проложено кабеля 10 км, задерживает отсутствие кабеля. 3. Постройка трансформаторных пунктов: план – 35 штук, закончена строительная часть по 25; 10 штук находятся в постройке, монтаж не произведен, задерживает отсутствие трансформаторов и аппаратуры. 4. Постройка препятствий: а) проволочных: план – 105 км, заготовлены полностью колья, производится установка; б) препятствий П-5 и П-5 с минированием – изготовлены, но не установлены и не подключены; г) водные: план – 11 км, изготовлены, но не установлены; д) электризация почвы: план – 53 км, работа не произведена из-за отсутствия оцинкованной железной проволоки и неполного наличия резины».

Инженер, заместитель начальника
Центральной службы защиты Мосэнерго
Г.С. Сафразбекян

ГВИУ было вынуждено обратиться в ГКО с просьбой пересмотреть сроки строительства и отнести окончание работ на сентябрь 1941 года. Но быстрое наступление гитлеровцев расстроило эти планы. Материалы должны были поступать из разных мест Советского Союза. Изоляторы – из Харькова, который немцы заняли в октябре, разъединители однополисные – с Урала, резина изготавливалась в Ярославле, проволока железная оцинкованная должна была прибыть из Нижнеднепровска, где уже 28 августа были немецкие войска.

Строительство первой очереди пояса электрозаграждений протяженностью более 150 км было завершено к 25 сентября 1941 года на участке обороны Хлебниково, Нахабино (здесь находился опытный полигон НИВИИ), Красная Пахра, Подольск, Домодедово. Этот пояс через линии электропередачи и подстанции стал частью системы Мосэнерго.

К моменту первых боевых столкновений с фашистами 10-12 октября 1941 года подмосковная линия обороны и полоса электризованных заграждений так и не была полностью достроена (построено менее 50 %). И всё же, при всей нехватке ресурсов, в условиях военного времени, за месяц-полтора было осуществлено невиданное строительство, были построены десятки километров заграждений. Как писал генерал-лейтенант К.Ф. Телегин: «Работа за короткий срок была проделана поистине огромная, но все же оставалась далекой от завершения. Строителей рубежей обвинять было не в чем – они трудились на пределе человеческих сил, до кровавых мозолей, недосыпая и недоедая. Никто не роптал, не пытался отлынивать от дела… труд на оборонительных объектах столицы равнялся выполнению боевой задачи».

Строители Красногорского участка
высоковольтных электрозаграждений

На рубеже в 140 км были построены 35 подземных трансформаторных подстанций, созданы электроминные управляемые и неуправляемые поля.

Электрозаграждения представляли собой четырехрядный противопехотный забор из колючей проволоки, один из рядов был под напряжением. Подземные подстанции получали напряжение от высоковольтной сети Мосэнерго и, в свою очередь, питали подвешенные на изоляторах оголенные провода. Работы завершились в конце октября 1941 года.

30 октября 1941 года для обеспечения боевых действий при Управлении спецработ Западного фронта сформирован 33-й отдельный инженерно-строительный батальон. 1 мая 1942 года на его основе сформирована 33-я отдельная инженерная бригада специального назначения. В её состав входил 8-й электротехнический батальон. Бригада имеет славную военную историю. К концу войны – 33-я Могилевская ордена Красного Знамени мото-инженерная бригада. 8-й отдельный электротехнический батальон за взятие порта Гдыня награжден орденом Красной Звезды. В составе 33-го и 8-го батальонов воевали и дошли до Берлина многие инженеры и рядовые сотрудники Мосэнерго – бывшие строители электрозаграждений под Москвой в 1941 году.


Битва за Москву

Строительство оборонительного рубежа 
на подступах к Москве

Поражение советских войск под Вязьмой и Брянском ухудшило ситуацию на Московском направлении. Войска Западного фронта занимали оборону на Можайской линии на фронте от Московского моря до Калуги.

Важнейшими направлениями, ведущими к Москве, были волоколамское, можайское, малоярославецкое и калужское.

В самый разгар строительства электрозаграждений, 10 октября 1941 года, немецкие части вышли к Можайской линии, завязались бои в районе Детчино, а к 15 октября бои шли уже на всей линии. 12 октября 1941 года Западному фронту были подчинены войска Можайской линии обороны. К этому моменту объемы строительных работ даже первой очереди были выполнены не более чем наполовину. 13 октября была захвачена Калуга, 16 октября – Боровск, 18 октября – Можайск и Малоярославец. Противника остановили только на рубеже рек Протва и Нара. 16 октября началось наступление немцев на волоколамском направлении.

К концу октября 1941 года германские 4-я армия и 4-я танковая группа отбросили обороняющиеся советские войска от главной полосы Можайской линии обороны практически на всем ее фронте. В целом, бои на линии обороны продолжались 7-9 дней, за исключением волоколамского направления, где они шли 10-12 дней. В конце октября бои шли уже в 80-100 км от Москвы.

С середины октября 1941 года и до начала ноября шли упорные бои на Можайском рубеже. 15-18 ноября немецкие войска перешли в наступление и концу ноября – началу декабря овладели городами Клин, Солнечногорск, Истра, вышли к каналу Москва – Волга в районе Яхромы, форсировали реку Нара севернее и южнее Наро-Фоминска.

В начале декабря 1941 года немецкие гитлеровцы вели бои в районе Хлебниковской линии обороны. На западе к 1 декабря конфигурация обороны 9-й гвардейской стрелковой дивизии представляла собой прямой угол, одна сторона которого – от деревни Нефедьево до Селиванихи – была обращена на север, а другая — от Селиванихи через поселок Ленино к селу Рождествено – на запад. В глубине этого угла, примерно в равном (3-3,5 км) расстоянии от обеих его сторон, находился город Дедовск. Полоса нашей обороны составляла 16-17 км: 258-й полк находился на правом фланге, у деревни Нефедьево, 40-й полк – в центре, у Селиванихи, 131-й – на левом фланге. Штаб дивизии расположился в тылу, в деревне Желябино.


Подземный трансформаторный пункт
с выходящим кабелем

Рубеж нашей обороны немцы засыпали снарядами, минами, авиационными бомбами, бросали в бой пехоту, штурмовали танками, стремясь прорваться в центре дивизии, у Снегирей, на Нахабино. Но все атаки были отбиты. Тогда немецкое командование приняло решение осуществить прорыв на стыке с 18-й стрелковой дивизией в направлении на Нефедьево.

Гитлеровцы нанесли вначале массированный удар авиацией, а затем артиллерией на правом фланге дивизии, где занимал оборону 258-й стрелковый полк (командир – подполковник М.А. Суханов). В течение четырех дней подразделения полка совместно с соседями отбивали яростные атаки врага.

1 декабря 1941 года немцы произвели разведку боем: 10 танков с мотопехотой пытались прощупать оборону 258-го полка в районе деревень Нефедьево и Козино.

Эти деревни почти соприкасались своими окраинами. От Козино на юг, к поселку Нахабино и к Волоколамскому шоссе, вела хорошая дорога. Из всех направлений в полосе 9-й гвардейской дивизии, которые противник мог выбрать для прорыва на Волоколамское шоссе, дорога Козино – Желябино – Нахабино была наиболее удобной и самой короткой – 5-6 километров (15-20 минут ходу для танков).

Уже утром 2 декабря 10-я немецкая танковая дивизия нанесла сильный удар по Нефедьево и Козино.

Полк Суханова выбил пехоту противника из второй траншеи, потом опять был вынужден ее оставить, и лишь ночью батальон капитана Романова (80 пехотинцев с двумя машинами 17-й танковой бригады) окончательно ею овладел, захватив при этом два исправных немецких танка Т-3.

3 декабря фашисты бросили на Нефедьево и Козино около 50 танков. Двое суток, днем и ночью, кипел здесь сильнейший бой. Фашисты прорвались к командному пункту Суханова. 3-го декабря соединения 40-го моторизованного корпуса врага предприняли последнюю попытку прорваться к Москве по Волоколамскому шоссе. Наступая восточнее трассы, противник захватил деревни Нефедьево и Козино.

5 декабря, опять-таки ночной атакой, батальон Романова выбил фашистов из западной окраины Нефедьево.

И в тот же день – 5-6 декабря началось общее контрнаступление советских войск.



Военный инженер Д.С. Кривозуб

Собранные на сегодняшний день данные позволяют сделать вывод, что единственным местом, где немецкие войска вышли к электрозаграждениям и попытались их преодолеть, является район деревень Козино и Нефедьево Красногорского района (во время войны – Истринского) Московской области.

Вот что рассказывает об этом участке электрозаграждений инженер Военно-инженерного института И.В. Тихомиров:

«… Ближе всего немцы подошли к заграждениям у деревни Козино, где был подрайон Д.С. Кривозуба. В этом месте держал оборону 258 стрелковый полк (командир полка М.А. Суханов) 78 стрелковой дивизии (26 ноября 1941 года дивизии было присвоено звание 9-й гвардейской) 16-й армии. Была установлена связь с М.А. Сухановым, от которого Д.С. Кривозуб и получал приказания о включении и выключении электрозаграждений на участке полка. Сохранился журнал боевых действий этого подрайона по включению заграждений в период времени со 2 по 5 декабря 1941 года. 4 декабря были неоднократно отмечены большие броски тока, по которым можно предположить, что немцы пытались преодолеть электрозаграждения. Были ли потери, точно не установлено».

Эти воспоминания подтверждают слова генерал-майора Иоффе и бывшего работника Московского городского комитета ВКП(б) К. Бородина.

«Немецкие войска нигде на подмосковных рубежах не преодолели электрозаграждения. Попытка пехоты противника прорваться в районе деревни Козино у Волоколамского шоссе привела к тому, что несколько десятков гитлеровцев были смертельно поражены электрическим током…».

Таким образом, можно считать установленными факт выхода немцев к электрозаграждениям в районе деревень Нефедьево и Козино и сведения об их боевом применении на этом участке фронта.

В наше время остатки Хлебниковского рубежа можно посмотреть на южной окраине Подольска, на северном берегу реки Петрица, на участке от железнодорожной станции Весенняя по реке Петрица до шоссе Подольск-Обнинск (памятник Виктору Талалихину). Там имеется большая сеть окопов, блиндажей, на всем протяжении отрыт противотанковый ров.

На границе поселков Перхушково и Жаворонки (к западу от Москвы и Одинцово) находятся два железобетонных пулеметных колпака – один у шоссе Перхушково-Дарьино (и перед ним метров за 100 – участок рва), второй – к северу от Перхушково на опушке леса у второго участка рва. Сохранились также и окопы. У колпаков, кроме амбразур, есть вход с тыльной стороны, а кроме того, у первого – 2 квадратных отверстия по бокам. Эти колпаки – тоже остатки Хлебниковского рубежа.



Памятный знак в деревне Нефедьево

В деревне Нефедьево на мемориале, посвященном Великой Отечественной войне, находится уникальный экспонат – железобетонный наблюдательный колпак. В отличие от пулеметных колпаков, он имеет диаметр 1 метр и три горизонтальные узкие щели с небольшими перемычками. Общий сектор обзора больше 180 градусов.

Это практически всё то-немногое, что сохранилось на Хлебниковском рубеже. Поисковыми группами, проводившими раскопки и исследования в этом районе, следов электрозаграждений обнаружено не было. После войны электрозаграждения были разобраны, но всё же ещё могли где-то сохраниться остатки трансформаторных станций блиндажного типа.

На сегодняшний день восстановление истории электрозаграждений 1941 года прошло начальный этап. До сих пор нет полной хронологии строительства и подробной карты расположения электрозаграждений. Исследования осложняются тем, что до конца 1980-х годов сведения по электрозаграждениям были засекречены, и до сих пор многие документы уровня фронта и ГВИУ недоступны для исследователей. Лишь в 1990-е годы в Музее истории Мосэнерго появились первые данные и единственная до сих пор карта расположения электрозаграждений. Сначала об электрозаграждениях стало известно из воспоминаний непосредственных участников строительства оборонных сооружений вокруг Москвы в 1941 году – военных инженеров, партийных работников и работников Мосэнерго. В 2007 году, к 120-летию Мосэнерго, были проведены работы в государственных архивах, позволившие в общих чертах восстановить историю инженерных работ в области электрозаграждений, проводимых в 1930-е годы.

Исследовательская работа будет продолжаться и дальше, но и сейчас уже понятно значение строительства электрозаграждений в истории Великой Отечественной войны. Военные инженеры и строители вместе с инженерами и работниками Мосэнерго осуществили один из самых грандиозных проектов времен Великой Отечественной войны. В историю войн электрозаграждения войдут в качестве уникального примера взаимодействия войск и гражданских предприятий в местах непосредственных боевых действий. С помощью системы электропередачи и подстанций вся энергетическая мощь Мосэнерго была поставлена на службу обороны. А сам пояс электрозаграждений стал частью системы Мосэнерго.

22 июня 2012 года в деревне Нефедьево на территории военного мемориала, в память о строителях электрозаграждений – военных инженерах и инженерах-мосэнерговцах, воздвигнут памятный знак.


Источники:

Архив Музея истории Мосэнерго;
Государственный архив Российской Федерации;
Центральный архив Министерства обороны;
Воспоминания И.В. Тихомирова.
Автор: Г.Л. Андреев



Назад к списку очерков